DATYCH.RU - Несколько рассказов и стихов

Жизнь смертная

Противоречие
Бесконечного
С Быстротечным -
Наше стремление неистребимое
Объять и избегнуть его невредимо.
И боль ожидания, нитью бегущая,
Лишь приращение трепета сущего.
А за экраном единственно дадено
Взглядов доверчивых,
Ждущих мечтательно,
Встреча мгновенная и притяжение...
Призраки…
Отблески…
И – отражения
В зеркале вечности
Смертного мира;
Всё бесконечное –
Неразделимо.
Как понимание
Без доли обмана,
Как слава бескрайняя,
Абсолютное знание,
Как любовь вековечная,
Всё бесконечное
Влечёт за собой
Бесчеловечно.

Март 2008

Май

Ах, трамвай-трамвайка, двери открывай!
Розовая майка - мне туда, где май.

Меж снегов-сугробов и стеклянных луж
Увези, трамвайка, от постылых стуж!

А когда доедем до весны моей,
Я тебе букетик принесу с полей.

С васильком в петлице, с чёлкой набекрень
И тебе случится полюбить в тот день:

Вишня озорная в белых парусах
Засмеётся, тая, и воскликнет - ах!

И пойдут под руку вишня и трамвай…
Розовая майка - мне туда, где май.

Весна 2008

Одиноко, бессмысленно, неуютно

Одиноко,
Бессмысленно, неуютно
Ежеминутно,
Ежесекундно;
Больно знакомо
Ежепрощально:
Невозвратимо,
Невосполнимо -
Невыносимо тоскливо,
Печально.

Весна 2008

Однажды игрек штрих

Однажды игрек штрих из уравнения ушло,
Оставив икс квадрат с нулём одно.
И икс, заплакав, говорил: родной,
Ты от меня ушёл, наверное, к другой?
К константе без вопросов, степеней -
Наверное, с такою веселей?
Таким, как мы с тобой, непостоянным,
Потерянным, загадочным, случайным,
В квадрате или хуже - под корнём
Что делать в уравнении одном?
И из-за гор кубических ответ
Шёл интегральный путь пятнадцать лет.
Но был за этот срок сметён с доски
Квадратный икс рукой своей тоски.

Весна 2008

Пустое место

Я появился на свет со свечою в руке,
Взлетел, словно ангел, на крыльях любви.
Я был, как звезда, подарок небес.
Раздался мой крик: я буду счастливым!

Но тыщи частиц,
Такое дерьмо,
Сложились в пустое место.

Я был невесом - спокойный, как вечность,
Прекрасный, как сон, парящий в небе.
И первый свой шаг я сделал по шёлковой нити.
Раздался мой крик: я буду счастливым!

Но тыщи частиц,
Такое дерьмо,
Сложились в пустое место.

Она была
Так молода и она
Сказала: Лети!
Лети! Лети!

И только, чтобы принести ей радость,
(Я же знаю, о чём она мечтает!)
Не умолкает мой тихий голос:
Я буду счастливым.

04.01.2005

Cнежинка

Снежинкою
Ложись в ладонь мою -
Оставь холодный след,
Печаль мою согрев.
Слезою талою
Весну мою воспой
И вновь верни зиме...

Как обнимают дым,
Тебя я обниму.
Я был один
И снова одному
Кружить
Снежинкою.

Февраль 2008

Поэт Сергей

К 30-ти годам, сказал Сергей,
Держим с жизнью связь ещё сильней.
Говорил Сергей, перебесясь,
С жизнью к 30-ти крепчает связь…
Так крепчает… Что повесился на ней,
К 30-ти годам поэт Сергей.

Весна 2008

Причины нет

Причины нет, скрывать причины нет.
Причины нет бежать,
По горло утопая в пустоте,
Хватать
Поверх Вселенной смысла пыль
Причины нет - Вселенная во мне.

Пронизан пустотою дождь,
И без луны
Настигнет в полдень ночь.
Пропитан тьмою свет. Причины нет,
Скрывать причины нет.

Причины нет стоять,
Сбивая с крыш капель, шагать,
Стирать на талом снеге боль
Причины нет - Вселенная во мне!

Пронизан пустотою дождь,
И без луны
Настигнет в полдень ночь.
Пропитан тьмою свет. Причины нет,
Скрывать причины нет.

Вселенная во мне - причины нет.

26 октября 2007 г.

Бог и почивший ребёнок

Бог: Никогда не совал мизинец в нос?
Почивший ребёнок: Не совал вроде. Не помню точно...
Бог: Так. А не давал погрызть мизинец хомяку какому-нибудь?
Почивший ребёнок: Не успел, Господи, всего-то в 3 года отроду умер!
Бог: Врёшь!
Почивший ребёнок: Да не было у нас хомяка!
Бог: А как на счёт мизинца в попку? Совал?
Почивший ребёнок: Не совал!
Бог: А свой мизинец хомяку в жопу?!
Почивший ребёнок: Не было хомяка! (плачет)
Бог: А в мыслях - не совал хомяку?
Почивший ребёнок: Не было таких мыслей (ревёт)
Бог: А часом нос себе в жопу не совал?! Стервец!
Почивший ребёнок: Не совал! И в мыслях не совал! (ревёт, шмыгает носом)
Бог: (обвинительно) А хотелось бы!
Почивший ребёнок: Даже не хотелось, честно!
Бог: А высморкаться себе в жопу не хотел?
Почивший ребёнок: Не хотел!
Бог: (растерянно) Так...
Почивший ребёнок: И в мыслях не хотел! (ревёт)
Бог: (растерянно) Тогда как объяснишь, что у меня в записной книжке на твой счёт записано: "жопа, мизинец, хомяк, нос"?
Почивший ребёнок: Не знаю!
Бог: (кричит) Ну не просто же так я написал!
Почивший ребёнок: (кричит) Не знаю, не знаю! (ревёт)

2008

Смерть Поповича

Рима Ивванова: В гостях у нас на средних волнах уже довольно известная певица Иннокентия. Передачу веду я, Рима Ивванова, а также - мой бывший однокурсник и безработный Стас Сверхов.
Стас Сверхов: Здравствуйте!
Иннокентия: Доброе утро.
Рима Ивванова: Начнём, пожалуй, с главнейшего события этой недели. Ушёл безвозвратно великий человек Роман Попович…
Иннокентия: Да… Я ведь с ним была знакома…
Стас Сверхов: Да что вы! И как?
Иннокентия: Многогранный человек! Очень! Был… С ним меня связывает месяц работы над одной кинолентой. Когда уходят такие люди, как Попович, м-да…
Рима Ивванова: Нам всем его не хватает... От одних фотографий Поповича жаром прямо бьёт. Очень сильные!
Стас Сверхов: А вы знаете, что он сам всегда занимался постановкой кадров, декорациями, костюмами – не доверял постановщикам, операторам, вообще никому не доверял?!
Иннокентия: Блин, знаю, конечно!
Стас Сверхов: А...
Рима Ивванова: У нас по пейджеру пришло сообщение, точнее вопрос: «Как без Поповича-то наша отечественная порноиндустрия? Кто тянуть-то будет?» Как вы считается, кто будет тянуть?
Иннокентия: Попович – это, определённо, вершина! Он дотянул до самого верху, и теперь, закономерно, будет иметь место определённый скат…
Стас Сверхов: Скатывание. Скат – это, вроде, рыба в море.
Иннокентия: Я это и имела в виду, блин, пристал!
Рима Ивванова: Или обвал?
Иннокентия: Обвал? В условиях, когда у нас остаётся великий Лев Сергеевич Гамбрович?! Блин!
Рима Ивванова: Вообще-то, да. Учитывая Гамбровича…
Иннокентия: Но он один, понимаете! Скат поэтому!
Стас Сверхов: Или Один? Скандинавский бог порнографии?
Иннокентия: Я это и имела в виду, чудовище! Это была игра слов, разве не понятно?!
Рима Ивванова: Ответим на звонок слушателя из Москвы. Здравствуйте, Евгений!
Евгений: Здравствуйте? Доброе утро! У меня замечание такое: Попович действовал сообща с Гамбровичем. Теперь Гамбрович один. Восхождения уже не будет, с этим я согласен. Однако, скат ли? Возможно, напротив, стояние? Спасибо.
Иннокентия: Я же говорила – будет скат! Блин, чудовища одни кругом.
Рима Ивванова: Стас, может быть, ты выскажешь своё мнение?
Стас Сверхов: Пожалуй, нет.
Рима Ивванова: Тогда всё. Тогда передача подошла к концу. У нас есть такая традиция – если у Стаса Сверхова нет мнения, то наша программа завершается. Сегодня мы говорили о Поповиче. Но прежде я хотела бы включить запись разговора Поповича с Глебом Стояком, известным кинорежиссёром.
Иннокентия: Да, я читала книгу о Стояке.
Стас Сверхов: Читали - вы?!
Иннокентия: Ну я прям не знаю! Я же сказала, что читала!
Стас Сверхов: А мне подумалось, это была разновидность самоиронии... Я-то был лично с ним знаком… Мы дружили, потом наметился определённый разрыв…
Иннокентия: Из-за чего же так – прямо разрыв?
Стас Сверхов: Это я раскрою в своей книге.
Иннокентия: В книге - вы?! О чём?!

ЗАПИСЬ:

Попович: Глеб, соли передай.
Глеб Стояк: Вот тебе соль.
Попович: Хороша-то соль!
Глеб Стояк: Что не нравится моя соль?
Попович: Почему? Наоборот.
Глеб Стояк: Иронизируешь?!
Попович: Полудурок.

ОКОНчАНИЕ ЗАПИСИ.

Иннокентия: Удивительно простой человек! За что я его и любила безумно!
Рима Ивванова: Вот так запросто: «полудурок»! Скорбно, что его нет с нами…
Стас Сверхов: С Поповичем мы были близкие друзья... Настоящий человек-эпоха...
Иннокентия: Мы тоже дружили... Я считаю его своим Учителем...
Стас Сверхов: Я вас никогда у него не видел!
Иннокентия: Я вас - тоже! Возникает вопрос!
Рима Ивванова: Кончаем, ребята. Всё. Уже обещано. Конец. Итак, это была передача о Романе Поповиче, ушедшем безвременно... Это - очень большая утрата для нас всех, для меня лично... Этот человек мне был очень близок, я с ним даже близко дружила. Называла Учителем... Спасибо, что были с нами. Всего хорошего! Хорошейте на глазах!
Иннокентия: Это я его Учителем называла! А вас у него...

РЕКЛАМА

Дизельный генератор

дизельный генераторXV век. Небольшой немецкий городок. Осень. Безлюдная площадь, загрязнённая сеном и навозом. Мокро.

Конь: Куплю дизельный генератор! Куплю дизельный генератор!
Человек-с-чёрными-зубами: (смеясь) Пьяный конь! Дизельный генератор для пьяного коня!
Конь: (как ни в чём не бывало) Куплю дизельный генератор! Куплю дизельный генератор!

Появляются люди в чёрных одеяниях. Хватают коня за узды. Уводят.

Человек-с-чёрными-зубами: Пьяный конь! Допрыгался пьяный конь! Пьяный дизельный генератор допрыгался!

Ночь. Эта же площадь. В центре - огромный стог хвороста, а в нём - привязанный конь. По всему телу следы ударов кнутом.

Конь: Куплю дизельный генератор!
Человек-с-чёрными-зубами: (кричит) Не тяни, поджигай!

В ночи полыхает жутким пламенем костёр. В нём мечется и воет огромный чёрный конь - Куплю дизельный генератор, куплю дизельный генератор…

Человек-с-чёрными-зубами: (шёпотом стоящему рядом рябому) Тут, по этой ссылке - дизельный генератор.

Вибротрамбовка

вибротрамбовкаЧто же такое вибротрамбовка? А хуй его знает!

Судя по картинке, это такая машинка, которая делает дрын-дын-дын-дын! И хуярит, хуярит по грунту!

Рабочий же, в чьих руках рвётся и брыкается вибротрамбовка, потен и в строительной каске - сотрясается и думает о своей потной рабочей суке, ждущей его в вонючем рыбном районе! Дрын-дын-дын-дын, думает рабочий, вот бы сейчас свою суку дрын-дын-дын-дын, не повредила бы мне сейчас хорошая вибротрамбовка!

В потном вонючем рыбном районе ждёт рабочего его рабочая сука. Лежит себе без дела, румяная после большой уборки, и вся течёт мыслями о вибрациях и страстных сотрясениях… Ох уж эта вибротрамбовка, каждый мечтает о ней!

И дальнобойщик, сидя в раскалённой кабине, и пекарь, склонившийся над обдающей жаром печью, и даже шахтёр, роющий душный грунт, - они все и все прочие мечтают о вибротрамбовке и мысли их далеки и сердце каждого дрын-дын-дын-дын и хочется, хочется, хочется...

вибротрамбовка
На фото - рабочий после вибротрамбовки

Курсы флористики

курсы флористикиХочешь складывать из цветов офигенные веники?! Пади на курсы флористики сука!

Работа с половыми органами растений чтётся среди баб высоким проявлением женской хуйни… Хочешь стать пиздоносным воплощением смерти хуёв и пизд растений?! Сплетать из мудей фотосинтезирующей зелёной галиматьи композиции вырванных писек? А?! Пади на курсы флористики сука!

Люди говорят, ты - уродливая, низкая, морально недоношенная сука? Исправь свой имидж, пади на курсы флористики сука!

Твои подруги станут перешёптываться: «наша дура пошла на ускоренные курсы веникостроения! Уважуха ей и респект!» Что, сладко представить подобную картину? Кайф?! Тогда сука пади на курсы флористики, воплоти свои мечты в реальность сука!

А если твой хахаль, козёл твой, говорит, мол, хуйня все твои курсы флористики, сиди дома и давай мне по вечерам, вот твоя миссия! Если говорит так, вырви хуй его с корнем и, соединив с анемонами и герберами, сделай прекрасный кровоточащий икэбан и выстави на окно всем на обозрение!

Никто не имеет права остановить тебя в твоём стремлении стать мастером плетения растительных хуёв и пизд! Пади на курсы флористики сука и шли всех нахуй палюбому!

Курсы флористики! Да! Ты сделаешь это сука!

Зильберштейны (по мотивам рисунков в записной книжке)

Это - господин Зильберштейн. Он работает судьёй. Вообще-то, он – еврей, поэтому так странно выглядит. Его зовут Яша. У него был брат, Абрам - он попал в сумасшедший дом.

- Ева вышла замуж за Адама по расчёту, - когда-то рассказывал дядя Абрам, - Это был чистый расчёт! Там и не пахло любовью – уж я-то это точно знаю! Они попервой даже и не жили вместе как муж и жена! Затем они завели детей, и эти дети, вы только себе представьте, между собой переженились! Каково же было разочарование Адама и Евы! Такой грех и - выпал на долю именно их детей!
- Но Абрам, как ты можешь говорить такие вещи! – отвечала мама Роза, не отрываясь от раскладывания пасьянса.
- Мама, я могу говорить такие вещи. Мне дал разрешение сам Господь, сделав меня немножко не таким как все.
- Абрам, ты сошёл с ума, если говоришь такие вещи!
- А кто против, мама? – отвечал Абрам.

Жена Яши - Ева. В её глазах всегда поразительная грусть, а в позах – удивительное спокойствие.

Их сын - Веня. Ему - пятнадцать. Ребёнок, а уже совершенно потерянный, без намёка на будущую полезность.

Эмма – их дочь.

А это - старая кошка. Её тоже зовут Эммой. Прежде, когда у Зильберштейнов ещё не было дочери, они обзавелись кошкой и дали ей бережёное имя. Дочь Эмма любит кружиться и танцевать – одним словом, ничего от родителей.

С детьми у Зильберштейнов вышла незадача. По этому поводу они нередко грустили у камина. И присутствие детей помехой им не было – даже наоборот.

- Эх, Ева, Ева. Ты знаешь причину моей грусти! - говорил пожилой Зильберштейн. Ева бросала взгляд на детей, и вздыхала.

По расчёту отца, Веня должен был вырасти банкиром. Но Веня вырос никем. У него не было задатков дельца и, как утверждал отец, не было даже намёка на характер.

- Когда я смотрю на него, - говаривал господин Зильберштейн, - Мне кажется, что смотрю сквозь оконное стекло. Он как будто из сахарной ваты сделан – только и умеет улыбаться. И сказать ему вечно нечего.
- Веня! Веня! Подойди к папе, - привычно звала Ева.
- Да, папа?
- Ответь, тебе есть что сказать мне?
- Нет, папа, мне нечего тебе сказать.
- Вот видишь, Ева, насколько я прав!

Эмма тоже разочаровала ожидания Зильберштейнов. Она была такой же бесполезной, как и её брат.
- Не своди меня с ума, Эмма! Сколько можно кружиться! – кричал раздражённый Зильберштейн, - Она добьётся, что папу заберут в сумасшедший дом!
- Папочка, папочка, я играю, как будто попала в водоворот! Я тону!
- Что за глупости, Эмма! Сколько тебе лет!
- Двенадцать.
- Как?! Уже двенадцать?! – говорил Зильберштейн и хватался за голову.

- Эмма, ты – дурочка! Признай это, и я тебя зауважаю! – сказал сестре Веня, так чтобы не услышали родители.
- Отстань от меня! - отвечала Эмма, пытаясь убежать. Но её удерживала рука брата.
- Не найдёшь в мире справедливости, - шептал он ей на ухо, - Пока не станешь справедлив сам к себе. Так говорил дядя Абрам. А ведь он считался самым умным в нашем роду. Потом его нашли полуживым в ванной, полной крови!

- Это так обидно, - думал вслух Яша, - За что этот проклятый жадный Бог дал мне таких детей?! Я всегда был примерным евреем, а тут - такой позор!
- Я и сама потихонечку схожу с ума, - отвечала Ева.
- Разве для этого я работал день и ночь?! - спрашивал Зильберштейн и на глазах его наворачивались слёзы.
- Пожалей свои нервы, Яша, - отвечала жена, и клала руку на его плечо.

Раньше в свободное время Зильберштейн ремонтировал часы – этому ремеслу он выучился у своего отца. Яше нравились маленькие колёсики и пружинки внутри часовых механизмов. Он любил кропотливую работу. Но с тех пор как подросли дети, к часам он не притрагивался.
- Знаешь, почему я возненавидел часы? – спрашивал он жену перед сном, и, не дождавшись ответа, продолжал, - Потому что, когда я рассматриваю крошечные детали, я думаю: этот моховик - мой отец Исаак, а это – моя мать Роза; эта пружинка сломалась – это наш бедный Абрам; вот эта стрелка – это я; здесь же - дедушка Хаим, твой братец Додик, Натан, Мотя, а это – моя Ева… Но я не вижу там своих детей, понимаешь, Ева? Их там совершенно не видно!

И Ева сочувственно качала головой.
«Опять дядю Ицхака забыл вспомнить», думала она, «Чем ему насолил дядя Ицхак?»

Я – Зильберштейн, - продолжал Яша, – Я – Зильберштейн! Всё во мне от Зильберштейнов! Лицо, ум, душа…
- Всё, кроме детей! – подсказывала Ева.
- Вот это-то меня и убивает! – заключал Зильберштейн, переворачивался на бок и вскоре засыпал.

- Единственное чудо, которое явил Господь со времён пришествия Христа – это талант еврейского народа, - говорил дядя Абрам пока на него надевали смирительную рубашку, - И это особенно смешно именно в этот день, мама!

Собравшись на крыльце, члены семьи молча наблюдали за отъезжающей каретой скорой помощи. Стояла ночь, вокруг фонаря роились мошки.

Март 2006 г.

Всё о моей Марте. Садомазохизм, как центральная тема киноленты «Тот самый Мюнхгаузен» Марка Захарова

Барон Мюнхгаузен и Марта, Тот самый МюнхгаузенМужчины дискриминируют женщин. Мужчины дискриминируют мужчин. Мужчины дискриминируют мужчин и женщин одновременно…

Мужчина по своей природе эгоцентричен, он хронически сосредоточен на самом себе. Он думает о себе и только о себе - о том, что у него творится в душе, о своих грандиозных планах, о своём «могуществе» или ущемлении своего величия. И, как ни парадоксально, именно за это женщины мужчин ценят и любят. Замечательная иллюстрация к этому тезису – фильм «Тот самый Мюнхгаузен». Барон – классический самодур, а его барышня, Марта – типичная мазохистка, очарованная своим «принцем», который так влюблён в неё, что не может не думать только о себе.

Марта ждёт от барона преданности и надеется, что ради неё он готов сделать самое трудное – отказаться от части своей маскулинности (хотя бы на время) и обратить своё внимание на её интересы, то есть, заключить садомазохистский альянс законодательно. У неё ведь есть причины для беспокойства – садизм барона маскулинен, а значит, пребывает в постоянном в поиске – в его жизни есть место не только для Марты, но и волшебства, друзей, врагов, пушек, Англии, календаря... Садизм барона фонтанирует (сравните с извержением спермы - прим.), ищет новые цели. В любой момент он может направиться, ну, хотя бы на соседнюю страну, или подсчёт минут, потерянных за историческое время.

Задача Марты - приковать интерес барона к себе, к своему однонаправленному мазохизму, заручившись для надёжности поддержкой общественных правил. В очередной раз Марта предлагает барону социальную кастрацию. Однако барон настолько упорен в своей маскулинности, что не отступает и продолжает бой за своё мужское Я. Глупейшая выходка с идеей 32-ого мая становится действенным предлогом для предотвращения церемонию социальной кастрации.

Священник: Марта, даёте ли вы своё согласие совершить над бароном священный акт социальной кастрации?
Марта (вся тая от радости): Да, я согласна!
Священник: Барон, даёте ли вы согласие совершить над собой священный акт социальной кастрации?
Барон (хмурясь): Не уверен…
Марта (кидается в слёзы): Ты меня не любишь!
Барон: Дорогая, дорогая… Я люблю тебя!
Марта: Нет, я этому уже никогда не поверю…
Барон: Ладно, режьте мне яйца.
Священник (прочищая горло): Барон, даёте ли вы своё согласие совершить акт социальной кастрации над собой?
Барон: Я же сказал - да!
Священник: Есть кто-нибудь среди присутствующих, кто знает причину, почему этот акт не должен состояться? Говорите сейчас или никогда.
Барон (поднимая руку): Есть. Я знаю причину.
Марта (дрожа): Как ты можешь?!
Барон: Понимаете, я объявляю войну Англии... Нет… Англия объявит войну мне! Не то… Сегодня - 32 мая… Одним словом, я - против!
Священник: Назовите же причину!
Барон: Я назову. Назову. Я обручён с другой!

Марта падает в обморок. К ней подбегает несколько человек.

Барон: Я пошутил. Я пошутил! Однако веская причина всё-таки имеется - невеста упала в обморок! Разве не повод? Вы же сами видели - она ударилась головой об этот ваш дурацкий мраморный пол... Даже странно, что в таких местах делают такие твёрдые полы... В общем, я не уверен, что она ещё жива. Немедленно проверьте пульс!

Пока все заняты Мартой, барон выскальзывает из церкви с репликой: Лучше в пушку…

Барон Мюнхгаузен и пушка, фильм Тот самый МюнхгаузенДействительно, образ пушки на фоне несостоявшегося брака становится ключевым, смыслообразующим. Перед бароном стоит вопрос: брак или пушка. Барон не желает отказываться от идеи путешествия посредством пушки (читай, пениса) и готов улететь на ядре (читай, на яичках) на Луну. Он не готов лишить себя части маскулинности и упорствует до конца. В конечном счёте, несвободе через социальную кастрацию он предпочитает смерть через артиллерийский оргазм.

Марта страдает. Она безуспешно пыталась обезопасить свой мазохизм с помощью кастрации барона, но в силу присущей ей гиперфеминности, она поддаётся пассивному женскому началу и, как результат, потворствует намерению барона. Она кается в том, что пыталась лишить его социальных яичек и, желая искупить свою вину, соглашается стать соучастницей его самоубийства.

Две противоположности – Марта и Мюнхгаузен равны по числовому значению их эмоционального мира. Мазохизм Марты тоже по-своему эгоистичен. Мужчина, предложивший ей подлинный интерес к её внутреннему миру, не смог бы завоевать её внимания. Она не смогла бы полюбить его лишь потому, что такой мужчина для неё слишком феминен. Она бы сказала: «в нём чего-то не хватает». Да, Марта эгоистична, подобно своему барону, но заметить это не способна в силу своей женской природы - в фокусе её внимания самодовольное, жестокое поведение барона, доставляющее ей тайное удовольствие.

Конец у фильма счастливый - барон гибнет. Не сумев подчинить внешний мир своей прихоти, он находит выход в удовлетворении своих активных разрушительных тенденций посредством публичного самоубийства. Так перманентный гиперсадизм барона окончательно реализуется в акте гипермазохизма. В точности наоборот меняется Марта. Она также одерживает своеобразную победу: её возлюбленный умирает, и вся её внешняя жизнь до самой смерти превращается в трагедию - феминность Марты полностью торжествует, а её гипермазохизм достигает кульминации в форме гиперсадизма.

Так, с удивительной точностью, мастерски использовав способ гиперболизации, режиссёр киношедевра передаёт сущность феминности и маскулинности и вскрывает вечную проблему межгендерных взаимоотношений, блестяще фиксируя их садомазохистскую составляющую.

4 ноября 2005 г.

Жираф

жирафТут был случай - подходит ко мне жираф. И этот жираф - он ведь белый весь в рыжих пятнах, и я ему прямо заявляю:
- МУДАК! МУДАК ты! МУДАК!
А он мне:
- Почему МУДАК?
А я ему:
- Потому что ты, блядь, белый весь в рыжих пятнах, МУДАК!

На следующий день ко мне подходит тот же жираф, но уже весь рыжий в белых пятнах. И спрашивает:
- И кто теперь МУДАК?!

2008

анекдот о жирафе

Жуки-искатели

Краткая записка о приключениях жуков-искателей, группы суперлюдей, разыскивающих потерянные вещи!

В одном доме жил человек, ставший первым жуком-искателем. Он придумал эту затею, решив разбогатеть, и тут же пошёл в другой дом по делу.

В другом доме жили ещё три частных лица - это были две женщины, приходящиеся друг другу сводными сёстрами (они могли бы сшить прекрасный костюм жука-искателя) и их деверь.

Услышав идею, эти сёстры и их деверь очень обрадовались и сами не удержались стать жуками-искателями. Прямо на кухне они разработали Устав жуков-искателей, дизайн печати жуков-искателей и дали объявление в газете: «Жуки-искатели разыскивают вещи, потерянные равно как в прошлом, так и в будущем».

Первое задание было дано неким генералом. Генерал этот потерял один важный ключ. «Где же этот ключ? Позвоню-ка жукам-искателям», сказал генерал и позвонил, поглядывая в газету, чтобы видеть телефон жуков-искателей.

Жуки-искатели прибыли в дом генерала через двадцать минут. "В блестящих костюмах жуков - то, что мне надо!", воскликнул генерал и предложил аванс. Но жуки-искатели не согласились: сначала ключ - потом деньги, настояли они.

После специального трубного сигнала, жуки-искатели расползлись по квартире и, действительно, нашли ключ, и, как было уговорено, оставили под кроватью личинку-искателя с тем, чтобы если что-то ещё будет в течение месяца утеряно, личинка найдёт. «Спасибо», сказал генерал и заплатил хорошие деньги.

Целый месяц лежала личинка-искатель под кроватью и ей не нашлось дела, и она обратилась к генералу: «Мне пора – истёк срок», однако, генерал попросил её остаться ещё на недельку, а всем своим друзьям роздал телефон. С этих пор жуки-искатели без дела не сидели…

Один из сложных случаев был у доктора, друга генерала. Он позвонил жукам-искателям поздно вечером и признался, что имеет сильное предчувствие, что через неделю потеряет мяч – очень значимый для него мяч - и обещал хорошо заплатить, если они найдут этот мяч, потерянный в будущем. Тогда жуки-искатели быстро приехали к нему в квартиру и обступили этот мяч тесным кругом. Через неделю и одну секунду они расступились и передали мяч обратно доктору. Доктору очень понравилось всё это, и он заплатил даже сверх обещанного.

Женщина, служившая балериной, тоже один товарищ генерала, потеряла кошёлку, и, заглянув на этот счёт в шкаф, случайно нашла телефон жуков-искателей.

Жуки-искатели быстро приехали и расползлись по квартире женщины и, действительно, нашли кошёлку - в вентиляционном ходу. Радости балерины не было пределов, и она крупно расплатилась кредитной карточкой.

Но всё равно семьи на все эти деньги было не прокормить, и жуки-искатели стали подворовывать. Как-то их поймали на краже и быстро всех переубивали в одном богатом доме. Так закончились приключения жуков-искателей.

Вопросы для самостоятельной проработки:

1. Как Вам кажется, были ли жуки-искатели суперлюдьми?
2. Позволено ли суперлюдям брать за услуги деньги?
3. Позволено ли суперлюдям красть вещи?
4. Попадут ли жуки-искатели в ад? В Рай? Обоснуйте ответ.

Отвечает Ян, слесарь из Грётенборга, Дания, 32-х лет от роду:

Я думаю, жуки-искатели, действительно, были суперлюдьми. И хотя они брали деньги за свои услуги и в конце даже стали подворовывать, они всё равно были суперлюдьми, потому что они ползали в костюмах жуков по квартирам и достигали огромных целей в своей жизни! Попадут ли жуки-искатели в ад? Думаю, да.

А каков Ваш ответ?

Муж и жена

Утро. Ванная комната. Муж, раздетый по пояс, застыл перед зеркалом, с ужасом на лице смотрит на отражение. В помещение входит сонная жена – в халате, с всклокоченными волосами, с полотенцем в руках.

Муж: Ты подсыпала в зубную пасту яд?! Меня рвёт!
Жена (скептически, зевая): А мне кажется, что тебя вовсе не рвёт.
Муж: Меня рвёт! Рвёт токсинами! Не видишь пену?
Жена: А мне кажется, это только зубная паста.
Муж: Пасту я уже всю проглотил, а это – пена!
Жена: Если ты проглотил всю пасту, ты, действительно, можешь отравиться!
Муж: Так ты всё-таки подсыпала в мою зубную пасту яд!
Жена (ноющим голосом): О чём ты? Что с тобой сегодня?
Муж: Не прикасайся ко мне!
Жена (отходит испуганно в сторону): Ради бога, ради бога…
Муж: Слышишь, не прикасайся!
Жена (переходит на крик): Что с тобой?!
Муж (кричит): Это что с тобой! Отравить меня решила?!
Жена (бросает на пол полотенце): Хватит с меня! Я ухожу!
Муж: К другому? Вместе меня отравить решили?!
Жена: О чём ты, боже?!
Муж: Не отнекивайся!
Жена: Тебе нужна помощь!
Муж: Да, да, мне нужна помощь! Нужна! Я отравлен собственной женой!

Жена кричит и плачет, выходит, по-детски топая ногами.

Муж (себе под нос, довольный, совершенно спокойный, поглаживая бицепс у зеркала): Я крепкий ещё…
Жена (из-за двери): Изверг! Замучил - изводишь меня каждый день! Всё! К маме!
Муж (хитро посмеиваясь): К маме, говоришь. К любовничку!

Женщина внезапно прекращает всхлипывать и входит с руками на бёдрах.

Жена: Хватит!
Муж: Какой он?
Жена (с отчаянием смеётся, обращаясь к небесам): Господи, за что?!
Муж: Моложе? Из студентов?

Жена начинает истерически смеяться. Гротескно танцует польку с воображаемым студентом. Стукается бедром о край ванной, охает. Муж отворачивается к зеркалу.

Муж (отражению, улыбаясь): Хоть бы кость переломилась.
Жена (продолжая охать, держась за бедро): Да, что же ты такое говоришь?!
Муж (отражению, мечтательно): Ногу ей отрежут…

Жена с гримасой боли уходит за дверь, прихрамывая.

Муж (разглядывая кожу лба): Ух! Угорь!

2004

Аляповатый человек

Сцена №1

Танцевальный зал. Танцуют несколько пар. На сцену выскакивает Аляповатый человек. Его танец странен и неприятен.

Аляповатый человек (судорожно двигаясь, дружелюбно): Конечно, я немного неадекватен, но мне всё равно! Я хочу быть самим собой!
Остальные (застыв, с выражением омерзения на лицах): Гоните его прочь!

Аляповатого человека выпихивают со сцены. Танцы продолжаются без него.

Сцена №2

Кабинет психоаналитика. Кушетка - на ней Аляповатый человек. В кресле рядом – психоаналитик, женщина зрелого возраста. И она сама, и окружающий её интерьер, выдержаны в строгом стиле.

Психоаналитик: Если вы будете самим собой, вас будут жутко бить.
Аляповатый человек: Но каждая личность прекрасна и самоценна!
Психоаналитик (холодно): Ваша – нет.
Аляповатый человек (фрустрировано): Вы и вправду так считаете?
Психоаналитик: Вы мне неприятны. Уходите!

Аляповатый человек встаёт и понуро уходит.

Сцена №3

Осенняя улица. Ветер теребит опадшие листья. На переднем плане: скамейка-зебра, на ней - Аляповатый человек. Он в пальто, на его шее печальный длинный шарф. На заднем плане, позади скамейки спешно проходят фигуры безразличных прохожих. Мужчина в длинном плаще с большим чёрным зонтом в руках. Женщина, одетая по моде 70-х годов – яркие цвета осенней одежды, цветастый зонт, на голове стильный платок. На велосипеде проезжает девочка. Проходит человек в костюме голубя. Папа с сыном и арбузом под мышкой. Мужчина с дипломатом. Снова человек в костюме голубя. Мальчик с мячом. Ещё один человек в костюме голубя...

Аляповатый человек (после долгого молчания, сам себе): Но ведь остаётся же ещё кормить голубей! Это же тоже большое счастье!

Некоторое время Аляповатый человек грустит молча. Но вдруг на сцену выскакивают три тех самых голубя и начинают синхронно танцевать под жизнеутверждающую музыку. Аляповатый человек несколько мгновений смотрит с удивлением, но потом и сам начинает танцевать вместе с голубями. На его лице радость. Он счастлив с птицами.

Тайная жизнь аватар
«Как хорошо, что теперь можно вставлять свои аватарики!»
Неопознанная девушка, Рунет

На аватаре Юры - коричневая собака. Эта собака неподвижно сидит в профиль, в ошейнике, а перед ней - компьютер.

Ходили слухи, что это непростая собака, а анимированная – её глаз изредка моргает, но мне этого так и не удалось увидеть. Может, что-то с настройками браузера?

Когда я начал общаться в Интернете, аватары были только статичные - просто маленькие картинки. Теперь многие аватары анимированы, то есть, они двигаются, что-то вытворяют - обычно это какое-нибудь однообразное движение.

Всё-таки невозможно не порадоваться техническому прогрессу и тому огромному счастью, которое он нам принёс! Уверен, пройдёт два-три года, и прогресс зайдёт так далеко, что вместо аватар будут вживлять самих людей! Такая практика, кстати, уже имеется в прогрессивных странах Запада. То есть, просишь администратора, и он тебя изымает из реальности и вставляет в аватару. И ты в этом маленьком окошке и живёшь.

Но прежде надо будет выбрать какого рода аватарой ты желаешь быть. Если анимированной, то придётся делать два движения. Например, поднимать руку, опускать руку, поднимать, опускать, поднимать, опускать – как работа на конвейере. А если хочешь быть статичной аватарой, то ты будешь всё время в неподвижности. Лежать на диване и смотреть телевизор – самый популярный вариант.

Когда никого на сайте не будет, ты сможешь выходить в заднюю комнату. У любой аватары ведь есть две комнаты – передняя и задняя. Передняя комната – рабочая, здесь аватара делает всё, что мы видим, – радостно хлопает в ладоши, энергично печатает на клавиатуре или бежит вприпрыжку. Задняя комната – невидима, она - тайная, и предназначена для отдыха аватары. Туда, например, выходит собака Юры – но только тогда, когда никто не может этого видеть. У неё там раскладушка.

Собака Юры вообще-то и изобрела эти задние комнаты. Не зря же она столько сидит за компьютером. Эта собака усердно работает и все свои достижения отдаёт Юре. Ей они совершенно не нужны - она за славой не гонится, она работает не для результата, а ради процесса. Ведь эта собака - совершенно здоровая, ей чужды невротические проявления.

Не подумайте - далось ей это не так-то просто. Ранее она была невротиком. Однако, желание самоактуализироваться в ней было не совсем подавлено, и собака успешно прошла курс психотерапии в Нью-Йорке. А до того она хотела стать актрисой, хотела сняться в кино, чтобы её любили дети всех рас и кож. Хотела завести щенков и кормить их собственным молоком. Но по окончании лечения осознала – это было нездоровое желание.

Понимание своего призвания к ней пришло во время последнего сеанса психотерапии:
- Я поняла, я хочу стать аватариком! Буду сидеть за компьютером неподвижно, и за это мне будут платить деньги. И пусть я ослепну, мне это по нраву, потому что этого требует врождённое желание развиваться! Я стану аватариком, и с заработанных денег буду выплачивать всё, что я должна вам за лечение.
И психоаналитик ответил:
- Но ведь за работу аватарой платят совсем ничего, самые крохи! Ты умрёшь раньше, чем успеешь заработать такие большие деньги!
- Да не переживайте вы так сильно, - возразила собака, - Я параллельно ещё буду и подрабатывать - заниматься наукой, писать романы, стихи, рассылать спам.
- Да, я доволен проделанной работой, - сказал психоаналитик. - Теперь вы дико здоровая личность!
- Я тоже рада, - ответила собака, - Пойду-ка я и изымусь из реальности.

5 мая 2005

Вместо всего

поэтыХочу встретить Новый год среди поэтов. Хочу слушать их прогорклые стихи и видеть, как души их мечутся в теснотище грудных клеток - впалых от ума, совести и гипертрофированного эстетического чутья. Они ведь все больные, эти поэты. Их взгляды лихорадочны, плечи невероятно узки, а ноги и руки - тонкие, как спички. Ногти поэты состригают редко, но держат их в величайшей чистоте. Любого из поэтов можно легко поднять за волосы и сдуть на самое небо...

Поэтами, скатанными в шарик, можно стрелять из рогатки и лучше всего в птиц. Поэту всегда ужасно больно, когда он раздавливает красивую птицу. Он падает на землю и плачет. Тут его можно подобрать и выстрелить им ещё раз. Можно вышибить поэтом стекло или разбить фонарь.

Поэтов можно расставлять, как кегли, и срезать их из ружья. Или связывать их в пучок и подметать пол. Они при этом стонут и пульверизируют cтихами. Если порвались шнурки – поэтом можно зашнуровать обувь. На поэте можно повеситься, можно сушить бельё или использовать поэта для прочистки зубов как гигиеническую нить. В некоторых восточных цирках поэты зарабатывают на жизнь в паре с канатоходцем.

Поэтов беречь не надо. Потому что когда они умирают, им делается только лучше. Вообще любое мучение идёт поэту впрок. Любая сколько-нибудь заметная травма обращается в прекрасные строки, а унижение, пропущенное через жернова поэтической души, становится меткой метафорой или афоризмом. Если оттаскать поэта за волосы, он непременно сядет писать стихотворение, ведь поэтическая душа – это струна, а чтобы струна зазвучала, её необходимо как следует натянуть и ударить по ней чем-нибудь тяжёлым.

Супермаркет

Вот, всегда я боялся рутинной работы…

А тут недавно случай был. Захожу в супермаркет поздно ночью - в круглосуточный супермаркет. Пожилая женщина следом за мной какая-то заходит - я ей дверь придержал, а за ней - крупный мужчина с не очень хорошим выражением лица, облачённый в кожаную куртку.

В супермаркете тишина полная: на кассе - никого, охранника на месте также нет. Прохожу себе, кладу в корзину хлеб, консервированную фасоль, конфеты, смотрю всякие бутылку, читаю этикетки - никуда не спешу. А в мясном отделе вижу: пять человек под потолком на вентиляционных трубах висят... Конечно, я был в шоке! Тут же уже пожилая женщина стояла, раскрыв рот, и как будто бы всхлипывала (не вполне ясно). Я тоже встал, не зная чем содействовать делу. Скоро показался мужчина и тоже, конечно, ахнул.

Поскорбили минуту в тишине, поосматривались, и обнаружили на ветрине записку - распечатку большими буквами: "Всё бессмысленно и тщетно. Жить не хотим. А кто ещё жить хочет - берите всё задаром!" И подпись: администратор Вадим, кассир Елена, кассир Василиса, продавщица Вика и охранник Виктор, и приписка от руки снизу: "О видеокамерах мы позаботились!"

Прервала молчание пожилая женщина:
- Я сейчас милицию вызову, - сказала, и голос её дрогнул отчего-то. На что мужик ей сказал:
- Ты, бабка, жить хочешь?
- Хочу жить непременно, - ответила она.
- Так бери всё задаром, написано же! - сказал и улыбнулся ласково мужчина в кожаной куртке.
И я ей тоже:
- Написано же! А людей уже не вернуть!

В общем, быстро собрали всё самое дорогое и вкусное в сумки и ушли.

Как позже я узнал из конфиденциального источника, на утро в супермаркет явилась новая смена и обнаружила полки совершенно пустыми, а в мясном отделе - висельников. Перепугались жутко. Тут же стали звонить в милицию, двое куда-то убежали, в общем, кутерьма. А когда милиция приехала, увидели: из утренней смены за это время двое человек успело повеситься. Итого семь трупов... Милиционеры (их звали Максим, Юра и Сергей) оказались сообразительными: тут же заломали руки оставшимся троим работникам и увезли их в обезьянник - чтоб ни дай бог! - и держали их там целую неделю. Много позже специальные психиатры исследовали психику задержанных и признали: "Да, действительно, эти тоже не хотели жить на тот момент. Теперь же, более или менее, хотят"

Внимательно выслушав мнение психиатров, крупный милицейский чиновник подписал приказ о награждении сообразительных милиционеров специальными грамотами, в которых отмечался факт «превентивного спасения трёх работников супермаркета от самоубийства и их исправления посредством содержания в изоляторе». Впрочем, оказалось, что какой-то государственный план ограничивает количество грамот и, суть, в этом году можно выдать только две. Тогда милицейский чиновник позвал этих троих сообразительных милиционеров, объяснил им всю ситуацию и спросил:

- Чья была идея задержать работников супермаркета?
- Моя, - ответил милиционер по имени Сергей.
- Следовательно, тебе грамота будет. А теперь укажи, кто первый согласился с тобой.
- Первым согласился с моим планом Юра.
- Ну тогда тебе, Сергей, и тебе, Юра, грамоты - молодцы ребята, а Максиму - устная благодарность.

Максим обиделся, немедленно уволился из милиции и стал бандитом.

Позже от задержанных работников супермаркета совершенно случайно узналось, что с Сергеем первым согласился не Юра, а всё-таки Максим... И эта информация быстро дошла до милицейского чиновника. Он позвонил Максиму и сказал, что ему всё известно. Попросил его вернуться в милицию и переписал вторую грамоту на его имя, а Сергея и Юру перевёл куда-то в Ленобласть, но Сергея грамоты не лишил. Таким образом, как полагал милицейский чиновник, справедливость была восстановлена. И это, очевидно, так.

Отдельная история случилась с задержанными работниками супермаркета. Дело в том, что те же психиатры установили, что по освобождении все трое вернутся к суицидальным мыслям не позднее чем через месяц. Однако, если же их не выпускать из изолятора, то всё равно не позднее чем через месяц они станут предаваться думам о самоубийстве. Тогда милицейский чиновник предложил этих работников время от времени арестовывать - несколько раз в году, и, тем самым, стимулировать их желание жить. А психиатры тогда ему ответили, что в таком случае суицидальные мысли отступят на полгода-год, а потом нахлынут на работников супермаркета с утроенной силой. Как спасти этих людей было неясно и самим психиатрам. В конечном итоге, специальная комиссия, состоящая из психиатров и милиционеров, постановила всех троих освободить... Психиатры оказались правы: через месяц с небольшим один за другим покончили с собой все три работника супермаркета.

2007 г.

Кабинет №15

Одна женщина…

Сначала она как-то никак не могла привыкнуть. Потом – да, привыкла. Человек ведь существо такое – привыкает ко всему. Например, в одном фильме парень зарабатывал тем, что убирал с трасс трупы диких животных, безвременно задавленных. Чисто теоретически это ничего. Однако, на практике это означает постоянные посещения захоронения открытого типа. Там смердит, там повсюду свидетельства смерти, там остовы накренены и сочатся… И постепенно под твоими ногтями накапливается едкая трупнина, зубы твои чернеют, и ты уже как бы и не человек, ходишь себе с ножом и всё поглядываешь из стороны в стороны – не завалялся ли где ненужный труп…

Что касается нашей женщины, она тоже привыкла. Вот, заходит она внутрь, берёт корзинку, проходит в отдел продажи и тут же слышит: «Гражданка Рогалик, в 15-ый кабинет!»

Надо сказать, фамилия женщины другая - не Рогалик. Но в самый первый раз, когда прозвучал вызов, женщина прикинула: «вот я как бы и не Рогалик, но что это там раздают в 15-ом кабинете?» Зашла и - всё. Есть такой фильм – человек идёт по улице и слышит, как в телефонной будке звонит телефон; поднимает трубку и узнаёт, что говорит с маньяком, который держит его на мушке снайперской винтовки с красным лучиком, и если трубку положит, то будет застрелен. Так же тут. Она как бы подписалась быть гражданкой Рогалик, и - всё. И если бы она потом заявила, а мне какое дело до этого вашего вызова – я же не Рогалик, то, сами понимаете, ей бы резонно ответили: а если так, то зачем вы ТОГДА отозвались?!

В общем, шло всё вполне одинаково. Её вызывали, просили назвать сумму, на которую она намеревается закупить продукты, потом что-то рассчитывали на компьютере и, приняв деньги, выдавали ей товары. То есть, если до этого всего женщина сама выбирала продукты, то теперь ей их подбирали ОНИ. Кто это «они», она спрашивать даже и не думала – естественно, боялась. Слишком велик риск – ведь те, кто выделывает такие штуки, обычно чрезвычайно могущественны. Она это знала, и из кинолент, и просто изнутри себя самой.

Лиц она, само собой, никогда не видела – общение её протекало через маленькое кассового типа окошко, в котором виднелись то белый халат, то чьи-то руки, фрагменты компьютера, какие-то колбы и электрические провода. Голоса менялись и были очень напряжены. А корзинку с продуктами просовывали через дверцу в стенке у самого пола.

Женщина наша была одинока – иначе бы ОНИ её не выбрали, это понятно. Жила с больной собакой в однокомнатной квартире с окнами на брендмауэр. Кушала скромно, и поэтому поначалу всё проходило без затруднений. Выдали ей сегодня морскую капусту – ест морскую капусту, выдали баранки – ест баранки. Однако, со временем в груди стала накапливаться душевная тяжесть. Так иногда хотелось покушать рыбки, а они выдают ей, например, те же пельмени! И всё. И хоть ты тресни, надо есть пельмени! А потом, однажды она жутко захотела козинаки к чаю. А чай вышел весь, а козинаков отродясь в доме не водилось. И вот она подумала, сегодня пойду в другой магазин. Но просто не смогла - испугалась. Пришла в тот самый супермаркет – надеясь в глубине души, что с такой-то техникой ОНИ угадают её желание и хоть как-то это учтут. Не учли. Выдали совсем другое: кофе, сгущёнку, картошки три килограмма, вафли венские и коробку салаки.

И эта женщина шла с пакетами в руках и плакала. Прохожие оглядываются, один даже подошёл, взял за локоть и спросил, не беда ли пришла в дом. Она вырвалась и, размахивая пакетами, побежала ещё сильнее плача, и закричала: «не могу я больше, не могу, почему ОНИ именно меня выбрали!»

Оказавшись наконец в квартире, она взяла себя в руки. Если она будет открыто проявлять эмоции, то ОНИ, может статься, сделаются недовольными. А ОНИ-то обладают всеми ресурсами, чтобы наказать. Это понятно.

На следующий день её наихудшие ожидания оправдались. На обычную сумму ей выдали почти ничего продуктов, заметив железным женским голосом, что цены со вчерашнего дня взлетели несказанно. В сердце нашей женщины похолодело. С тех пор она была тише воды, ниже травы…

Стало голодно. Собака умерла. К тому же надвинулась зима. Женщина страдала, но старалась не подавать виду, даже когда была совершенно одна - например, в ванной, однако, всё равно, внешность её пришла в полный упадок, включая обветшание одежды, а в глазах поселилось глубокое отчаянье.

Наконец, в дело вмешалась милиция. В среду утром в квартиру женщины явился молодой участковый, и рассказал, что неким высшим чинам из прокуратуры стало известно, что в районе действует сеть злоумышленников, которые заставляют питаться людей по ИХ собственному плану. Женщина облегчённо вздохнула:
- А я думала, что это спецслужбы!
- Что вы! – ответил милиционер, - Это же большие расходы поддерживать всякие там списки, планировать питание людей и всё это в условиях строжайщей тайны. Нет, я бы в вашем случае сразу догадался, что это злоумышленники!
На что женщина заметила:
- Поэтому-то ОНИ вас и не выбрали!

Миллиционер сказал, что все уже арестованы, и что милиция ищет пострадавших людей, чтобы компенсировать им неудобства. И женщина так расстрогалась, что поцеловала милиционера, как мать сына, и запаковала ему котлеты, печенье и шоколад, хотя сама страдала от голода.
- Вы мой добрый вестник, - сказала женщина и всунула милиционеру упаковку с едой. И ещё раз поцеловала в лоб, так что милиционер даже раскраснелся.
- А вы не смущайтесь, пожалуйста, - сказала женщина, - на Руси всегда целуют добрых вестников в лоб, это же понятно!

В тот вечер женщина очень много смеялась. Над собой, конечно! Усевшись на табурет в тёмной кухне, она всё смеялась и смеялась: «Дура, дура, какая же я дура!», повторяла она.

Следующим утром в самом хорошем настроении она отправилась в супермаркет. Открыла входную дверь – теперь с совсем другим, светлым чувством, подобрала себе корзинку поопрятней и двинулась в отдел продажи. В этот день она набрала себе много всяких вкусностей как, например, рулет с маком, чак-чак по-новгородски, орехи лушёные в целофановом пакетике, шоколадную плитку «Крадущаяся змея», экологический мёд из Алтая, абрикосовое варенье и чёрные эклеры, два мешка со сладкими кукурузным козявками, а также пахлаву и три пирожных «Картошка». С полной корзиной она встала в очередь, предвкушая большой праздник, – аж живот заурчал!

Потом всё произошло само собой – её попросили показать содержимое её карманов, и – в общем, там, да и под кофтой - везде, одним словом, обнаружились три банки икры, пачка сушёных белых грибов, копчёная колбаса, дорогое немецкое вино, торт «Васко-да-Гама» в прозрачном пластиковом контейнере и кило лука.

Она сидела в кабинете №15... Словно статуя каменная она ждала вызова не шевелясь. В руках её имелся белый платок, а из глаз сами собой сыпались слёзы…

Уже много позже, в психиатрической больнице, к ней из темноты палаты явился призрак её сдохшей собаки, и заговорил.

- Здравствуй, моя добродетельница, - сказала мёртвая собака сдержанно.
- Здравствуй, мой хорошой! – воскликнула женщина.
- Я явился к тебе, потому что ты - в большой беде. Когда я был жив, не мог помочь, ибо не имел права говорить на человеческом языке – таков был УГОВОР, хотя душа у меня человеческая, и ты это всегда знала.

Женщина заплакала – да, знала!

- Я пришёл всё тебе объяснить, иначе ты погибнешь здесь, в сумасшедшем доме.
- Погибну, погибну, - ответила женщина сквозь слёзы.
- Признаки помешательства у тебя были замечены давно, ещё при жизни мужа. К концу моей жизни они обострились… Да, никакого кабинета №15, конечно, не существует и не существовало никогда. Все продукты, которые тебе как будто выдавали, на самом деле, ты крала, а деньги выбрасывала в разных местах. Потом ты стала ограничивать нас в еде, и я сдох, хотя холодильник был полон продуктов.
- Бедный мой хороший! Убила собственными руками красивого! - шептала женщина сквозь слёзы, и на душе её была такая боль, страх и ненависть к себе, что не каждый выдержит.
- Убила меня, что правда, то правда. Да и конечно, никакого милиционера не было, - продолжал призрак, - В тот день ты сидела в темноте и говорила с пустотой. А утром была поймана, потому что особый план твоей болезни требовал этого крушения. Дальше – вызвали милицию и пришли к выводу, что ты психически больна.
- Убила! – шептала женщина.
- Убила, верно. И тем не менее, ты ещё можешь мне помочь, – сказал призрак, мерцая.
- Я сделаю всё. Я готова! - ответила женщина, и в её сердце зажглась величайшая надежда.
- Ты ещё можешь ВЫЗВОЛИТЬ меня!
- Я готова, мой хороший! Я готова сделать всё, так и знай!

- Я готова, готова, - повторяла счастливая женщина, и это было частью её с мёртвой собакой тайного ПЛАНА. То есть, это была только первая фаза, это понятно.

2007 г

Случай в магазине

Одна неопознанная женщина пришла в магазин за покупками. Магазин был хорош – полки его были заставлены пищей с ног до головы. Женщина была здесь впервые и взмахнула руками от восхищения. Взмахнула руками, потеряла равновесие, споткнулась, упала и раздробила себе череп о ступеньки.
Собралась целая толпа людей. Бабульки, несколько зрелых мужчин, женщины, мальчики, пришедшие тайно купить сигарет и гандонов… В общем, общество разношёрстное.
Все склонились над телом, раскрыв рты. Кто-то пошатнулся, грозясь упасть в обморок. Мужчина – тот, что в панаме, от переживаний снял очки и стал их протирать. А одна женщина прошептала: «Дайте же ей воздуха!», но сделала она это настолько невыразительно, что никто не обратил на её слова внимания. Все были поглощены разглядыванием трупа.
Из-за прилавка лениво вышла молодая продавщица. В белом грязноватом халате, неряшливая, волосы жирноватые, обильный макияж. Она растолкала людей, посмотрела на труп и крикнула:
- Вась, а, Вась! Выгляни!
Вышел Вася – лет эдак сорока мужик, с больной печенью.
- Что такое, Ася, - спросил Василий. Он был здесь за охрану.
- Да тётка упала. Я смотрю, умерла она…
Опомнилась первой бабулька в кепи; с короткой стрижкой, седая.
- Да позвоните же наконец в скорую! - выпалила она.
Но до этого дело не дошло. Голову мёртвой женщины приподняла неизвестная сила и она же раскрыла ей рот. Толпа ахнула и отпрянула. Яркий, переливающийся всеми цветами радуги, покрытый слизью, выполз изо рта её бестелесный удод. Бестелесный, потому что был он прозрачен, как чистая энергия. Удод тот взлетел к потолку и, не дав никому опомниться, взорвался.
Ослепительная вспышка осветила магазин так, что на время ничего не стало видно.
- Где мы?! – спросила то ли себя, то ли Автора рассказа женщина в парике.

На головы испуганных людей легла жалкая тень пальм. Шумел прибой. Бескрайнее море сверкало солнечными бликами. В метрах пятидесяти от океана, за пляжем, начинались джунгли.
Крик каких-то животных привёл толпу в чувства.
- Чёртова баба, - прервал всеобщее молчание охранник Василий.
Ася посмотрела на Васю и чуть не заплакала от страха и возбуждения. «Попала в тропики в одном торговом халате», подумала она, «Ведь даже трусиков нет снизу. Пойду купаться голой и соблазню кого-нибудь».
- Что такое?! Что это?! Я сошёл с ума! – то и дело слышало из толпы. Люди ничего не понимали.
- Это всё Автор, - сказал Василий, - Это он над нами подшучивает.
- А я в Автора не верю, - сказал мужчина в панаме, - Но это так - между прочим.
Этот мужчина в панаме – его звали Игорь – он был молодой менеджер. Он был менеджер по торговле и хорошо продавал мобильные телефоны. Фактически он был лучшим в своей фирме. Это так – к слову. У Игоря на шее до самой спины был целый лес чёрных волос. И никто на его слова не обратил внимания.
Пока длилась эта растерянность, мальчики с гандонами разбежались подбирать кокосы. Они собрали дюжины две этих костяных ягод и стали их долбить камнями. На толпу это подействовало успокаивающе и все стали разбивать лагерь. То есть, строить подобие бунгало из пальмовых ветвей…
В этот самый момент Ася подумала, что Вася мог бы стать здесь главным, а она могла бы быть ему наложницей и верным визирем. Она скинула халат и призывно убежала в морскую пену. Из воды она так и не возвратилась. То ли волшебный удод вернул её обратно в магазин, то ли она просто утонула… В любом случае, её пропажи никто не заметил.
Пока все вокруг бегали, собирая строительные материалы для нового дома, Василий курил. Он-то понимал, что без топора и гвоздей ничего не выйдет. Он сидел молча и наблюдал за мельтешащими людьми.
«Люди», - думал он, - «Сраные, тупые люди».
Бабулька в кепи почувствовала дурноту и, прикрыв лицо ладонью, подсела к Василию.
- Это ж что делается? - сказала она, - Мы что же? Теперь навечно здесь застрянем? А я, между прочим, знаю немецкий язык.
- Дура ты. Ведёшь себя как настоящая стерва, - спокойно ответил Василий, - За нами власти спасателей пошлют. Спецназ.
Старушка обиделась, но виду не подала. Достала сигарету и тоже закурила.
- Да, возможно, вышлют спецназ. По горячим следам, - сказала она.

Вообще, эта старушка в кепи была не совсем простая. В её 70 лет она вела активный образ жизни и общалась с иностранцами. За час до магазина, например, она ехала в маршрутке с двумя китаянками. Её звали Анной Михайловной и в молодости она была феминисткой.
- Я бы на вашем месте, - сказала Анна Михайловна, - Пошла бы разведать обстановку. Может быть, это Америка. Может быть, за лесом стоит город.
Василий посмотрел на неё и подумал, что старушка неглупа. Её сухое лицо была даже хитроватым. Глаза подкрашены.
- Вас как величать? - спросил Василий.
- Анна Михайловна, - ответила бабулька в кепи, - Я - писательница-фантаст.
Василий ещё раз посмотрел на пожилую женщину. Он начинал её бояться.
Тем временем, мальчики, только что на глазах у взрослых долбившие кокосы, исчезли. Ушли в лес и не вернулись. Никто, правда, и не расстроился – дети эти были ничьи и их исчезновение только сокращало хлопоты. Рано или поздно, это должно было случиться.
К вечеру всё-таки что-то вышло. То есть, на удивление Василия какая-то хижина появилась-таки. Правда, в неё умещалось только четыре человека. А было всех – пятеро - за день многие люди поисчезали…
В полночь у костра собрались остатки людей. Это была Анна Михайловна, охранник Василий, менеджер Игорь, а также женщина в парике - домохозяйка Виктория и девушка Антонина - студентка. Вообще-то в начале её не было – она появилась позже. Её расспрашивали, но она оказалась совершенно бестолковой.
Ветки трещали, пламя теребило темноту, но жарить было нечего. На небе горели звёзды.
- Итак, - начал Игорь, встав, - Мы попали в тропики. Нас было много. Так много, что было трудно сосчитать. Теперь нас пятеро и нам пора одуматься и держаться вместе. Кто знает, что произошло с остальными? Возможно, мы последние из русских. А возможно, последние из всех людей мира…
Игорь прочистил горло и продолжил.
- А это значит, наше здесь пребывание обретает особый смысл – мы должны сохранить человеческий род. По-крайней мере, русскую нацию.
Игорь сел и оглядел присутствующих. Судя по их лицам, никто не хотел сохранять ни русскую нацию, ни тем более человеческий род.
- Что мы имеем? – продолжил Игорь, - Мы имеем два самца. Из них один - с больной печенью - как видно по нездоровому цвету лица (Василий нахмурился, но промолчал). Мы имеем три самки. Две из них в фертильном возрасте, а третья – старая…
- А я зато пишу научно-фантастические рассказы, - сказала Анна Михайловна, как будто оправдываясь.
- Хорошо. Старая, но пишет рассказы, - сказал Игорь. И запнулся. Что говорить дальше, он не знал.
Нависло неловкое молчание. Игорь сидел колом, студентка Антонина разглядывала свои ногти, женщина в парике просто молчала, Анна Михайловна ушла смотреть на прибой. Василий удалился в кусты.
Отойдя от костра, Василий стал отливать. Он бы что-нибудь подумал, но в голове ничего не было. Он просто отливал. Почва жирно звенела, моча соединялась в ручеёк и утекала в паучью нору. Десяток тропических муравьёв барахтались в жидкости и кое-кто из них, не выдержав напора, уплывал под землю.
По возвращению Василий обнаружил у костра только Игоря. Охранник молча сел, широко расставив ноги.
- Они прибой ушли смотреть, - нервно разъяснил Игорь.
- Ага.

Прошло несколько часов. Светало. Женщины так и не вернулись. Василий скуривал последнюю сигарету. Замёрзший Игорь обнял себя за плечи и клевал носом.
- Чего? – спросил Василий.
- Что «чего»?, - очнулся Игорь.
- Чего? Профукал баб?
- Не профукал, - Игорь почувствовал, что дело плохо.
- Щас дам тебе пизды, - спокойно сказал Василий.
Игорь привстал. Он больше всего этого и боялся. С самого начала он знал, что ему здесь обязательно надают по шее.
- Мы же русские, Василий! - сказал Игорь.
- По хуй.
- Мы должны сохранить нацию!
- Я и есть нация. А ты - очкастое чмо!
Василий нанёс Игорю несколько хлёстких ударов в лицо. Игорю было так больно, что он скончался.

Склонившись над трупом Игоря, Василий ждал волшебного удода. Долго он звал птицу разными голосами. Он даже раскрыл рот мертвеца ботинком и светил туда зажигалкой. Но удода там не было.

2005-2007

Акция

Магазин звал клиентов яркими вывесками. Креветки дальневосточные - двенадцать рублей за килограмм! Помидоры краснодарские - одиннадцать рублей! Огурцы, вкусные, Китай, так вообще по десять! «Небывалая акция!» - гласило объявление на зацарапанной чёрной двери. Одна женщина была столь обрадована такой возможностью, что ринулась бегом внутрь. Каково же было её удивление, когда кем-то растянутая на входе тончайшая проволока отделила её взволнованную голову от остального тела!

Эта голова, тем не менее, продолжала осуществлять процессы восприятия, и видела, что тело сначала бежало само по себе, делая покупки, и только затем, будто недоброкачественная карусель, упало на бок с полной корзиной в руках.

Пока голова пыталась осознать происходящее, к ней подошли чьи-то строгие ноги и ответственным мужским голосом попросили оплатить выбранные товары. Когда же услышали в ответ одни лишь невразумительные звуки, подняли её за волосы и отнесли в подсобку.

В этом помещение женщина увидела многие другие головы всех рас и сословий и сразу почти успокоилась: не я одна, подумала она, а раз так, власти (или даже ООН!) уже, очевидно, что-то там планируют.

Лампочка освещала тесную подсобку тусклым искусственным светом. На единственном столе стоял ржавый кассовый аппарат и баночка засохших чернил; все четыре стены вмещали стеллажи, плотно забитые разношёрстными головами.

Слева сверху сопела коричневая голова таджика. Пожилая женщина прикусила губу на полке у самого пола. По соседству с ней мальчик-блондин в бейсболке сжал рот в кулак, тщясь проглотить рыдания чрез рваное горло, а длинноволосая головка девушки молча хлопала ресницами. Остальные же очень шумели и требовали аннулировать чеки, ибо, как утверждали наперебой головы, «когда тело покупает что-то в отсутствии головы, это не засчитывается». Наша героиня в этот момент глубоко вздохнула. Она была образованной женской головой и понимала, что всё-таки и так тоже засчитывается.

- Всё-таки и так тоже засчитывается, - сказала голова нашей героини. И тут же ощутила укус в затылок. Из её рта вырвался душераздирающий крик, ибо боль оказалась нестерпимой.

Одна кассирша в синем фартуке и с лицом, сокрытым железной маской, вошла в помещение и, увидев покус, спасла женскую голову от нападения.

- Мужчина, как же отвратительно кусать в спину беспомощную женскую голову! – сказала она, удерживая его за бороду.
- Никак не засчитывается! Идите вы к чёрту!– завизжала голова и обиженно замолчала.
- Я вас продезинфицирую, - сказала кассирша героине, отложив бородача на полку. - Я вообще-то против такого обращения: хранить головы на пыльных стеллажах – это не по мне, я бы хоть пыль убрала. Я - кассирша с собственным мнением, но что я могу, ведь я всего-то безличный наёмный труд.

Её сдобные руки достали гигиеническую салфетку и смазали женскую голову в укушенном месте.

- А я - бездетная… - выдохнула кассирша посреди образовавшего молчания и села, сложив руки на коленях. Загадочная электроволна пробежала по присутствующей публике.
- Снимите маску, - попросила шёпотом дама в шляпе, уловив всеобщее напряжение.
Кассирша обречённо обнажила лицо, и толпа ахнула.
- Ничего себе! – сказала длинноволосая девушка – В четверг я оплачивала у неё голландский сыр!
Сбросив окоченение, кассирша достала из кармана нечто, оказавшееся при ближайшем рассмотрении маленьким тряпичным телом из ярких лоскутов.
- Вот, - обратилась кассирша к головам. – Сама сшила из одежды освобождённых тел. Я сейчас стану примеривать. Кому пойдёт лучше всех, возьму с собой в дом, буду растить заместо дитя.

Толпа заметно заволновалась.

- А с остальными что?! – неуместно громко закричал человек со слуховым аппаратом.
- Остальные будут сплавлены в единый электоральный порыв в форме коллективной мозговой жижи, - объяснил внезапно вошедший солидный человек с бейджем «Алексей Максимович, администратор» на груди, - Это приказ государства, тут уж ничего не поделаешь.
- А тела? На мыло, что ли?! Собакам на корм?! – вновь ожил лихой бородач.
- Ещё хуже – свиньям! – закричала толстая морда со сломанными ушами.
- Свиньям на корм, так что ли?! – зачернел орущим ртом кто-то с самой тёмной полки.
- Людьми свиней кормят, изуверы! Демократы проклятые! - поддержала возмущённых голова бабульки и быстро заткнулась, словно отыгравшая бутылка шампанского.
- На счёт тел ваше беспокойство напрасно, - ответил Алексей Михайлович. - Государство позаботится! Тела будут восстановлены и станут функционировать как и прежде, а вместо голов власти установят какие-то датчики размером с грецкий орех.

Головы заволновались и зашумели. Никто не мог понять, засчитывается ли такая забота или нет. Только наша героиня не промолвила ни слова, потому что не знала точного ответа, и в таких случаях предпочитала молчать.

- Какая же это забота!
- Да нет тут никакой заботы! Чушь!
- Так если б не они, детки-то наши с голоду передохли! Забота всё-таки!
- И верно – передохли бы! Но головы-то резать зачем было?!
- Никто тебе её не резал, собака! Сам напоролся!
- А я думаю - забота! Нечего хныкать, нам государство и так многое даёт!
- Да, да! Вот, к примеру, бесплатную жилплощадь на полке!
- В любой так называемой «демократической» стране голова и тело по раздельности умирают в одночасье, а у нас – продолжают существовать и, более того, сохраняют право на участие в выборах! Благодаря государству!
- Невозможно отрицать!
- Верно!
- Тоже мне сказали - «забота»! Имел я такую заботу!
- Не выражайтесь при детях!
- Господи, спаси, они и детям головы режут?!
- Кто режет?! Что вы такое утверждаете! Телевизор смотреть надо чаще!
- Поговорил бы ты сейчас своей самостоятельной головой, если б не забота государства!
- Да что вы такое говорите! Это же оно нам всё поотрубало! А теперь – «заботится»!
- А вас никто в магазин бежать не заставлял, это ваш выбор - в магазин нестись сломя голову!
- А кто предупредил, что голова по входе тут же отвалится?! Почему нет объявления с заверенной печатью из министерства?!
- О своей безопасности мы сами должны заботиться! Машина сбила, поезд наехал – только наша вина!
- Смотреть по сторонам надо было!
- Так и смотрел бы, кретин!
- Верно, поезда ведь тоже государство запускает, так что же, опустимся до того, что будем винить власти в смерти Карениной Анны Аркадьевны! Люди, одумайтесь! – воззвала срывающимся голосом дама в шляпе.
- Сама одумайся, дура!
- Чтоб ты сдох, чтоб твою голову поезд переехал! – парировала дама.
- Товарищи, не переходим на личности!
- Тебе я не товарищ – «господин»!
- Тоже мне господин: тыква на полке!
- Тише, тише! – вмешался Алексей Максимович, - Кто категорически не согласен на восстановление жизнедеятельности своего тела, кто всей своей душою против процветания нашего государства, тот может немедленно написать заявление и катиться на все четыре стороны! Живите сами!
- А я всё-таки! Я всё-таки хочу написать заявление! – провозгласил бородач.
- Пишите, как умеете, а мы на видео поснимаем! – ответил Алексей Максимович (кто-то из толпы хохотнул) и с издёвкой достал мобильный телефон со встроенной видеокамерой. Нежданно раздался звонок, и головы, чтобы не мешать начальству, перешли на шёпот, а потом и вовсе смолкли.
- Алло. Ящики с вермишелью уже прибыли? – услышалось извне. – Виталик, ты смотри, пересчитай всё дважды, чтоб макаронинка к макаронинке, что всё точно, хорошо?.. Перед Администрацией отчитываться!

- Это наш администратор был - Алексей Максимович, - с уважением в голосе пояснила кассирша, когда начальство вышло за дверь. – И он совершенно прав. Надо всё пересчитывать как минимум дважды! И коли ты кладовщик, люби считать и пересчитывать, люби порядок и системность, люби приклеивать бирочки и помни, что, где и с какой поры лежит. Я же тоже была кладовщицей в молодости, я знаю. Пока меня не подсидели...

Рассказ сразу же привлёк всеобщее внимание, и кое-кто, у кого остался кусочек собственной шеи, даже кивнул понимающе. А пока все слушали её, не на минуту не смолкающую, женщина методично обходила стеллажи и с некоторой неловкостью в движениях прикладывала тряпичное тельце к различным головам, верша выбор под потоком своих слов.

- Это был очень красивый мужчина с аккуратными усами. Всегда элегантный, с запахом хорошего одеколона изо рта. Он мне сразу понравился. И это стало моей сильной уязвимостью. Он воспользовался ею и завладел моим местом... Я рыдала, я выбежала из ворот и пошла по улицам, не смотря по сторонам. После этого случая я всего-то обычная кассирша, хотя вложила всю свою жизнь в рост карьеры, так что даже мужика найти для естественного прироста никаких сил не имелось. Теперь же, когда государство решило проводить такую политику, – я имею в виду натягивание проволок с целью массового освобождения тел от соответствующих голов – моё одиночество больше не помеха, поскольку я и без мужика могу обзавестись чем-нибудь живым, беззащитным и тёплым, пусть и не изнутри себя, но уважительно, так как посредством усилий нашей всенародно принимаемой власти; и никакой это не позор, а форма брака!

Кассирша достала цветастый платок и разгладила его на столе.

- В этот платок я положу голову, которая мне приглянулась больше всего. И я уже знаю, что это будет женская голова…
Толпа снова ахнула. Быстрым движением кассирша укрыла своим платком голову героини и виновато улыбнулась.
- Дома ей тело пришью, и заживём одной счастливой семьёю, - пояснила кассирша всем остальным и воровато удалилась с упакованной вещью под мышкой.
- Украли! Государственное имущество расхитили! Караул! - закричал бородач…

Тоскуя от бессилия, темноты и враждебного запаха, наша героиня без слёз заплакала, так как запас глазной влаги к тому моменту полностью истощился, а поставщиков её, иных кроме изъятого тела, в природе не существует, и в этом, кстати, заметен злой умысел бога, ибо источники отчаянья и слёз разделены уязвимым для всякого режущего удара шейным трубопроводом.

Тем временем, минул месяц. Новое тело отторгнуто не было, и швы срослись...

Материнский долг кассирша выполняла исправно. Целовала, обмывала, кормила каждые три часа. А через год тряпичные конечности стали подчиняться мыслям героини. Но потребовалось много времени, чтобы наловчиться двигать руками и ногами, и только к третьему году женская голова научилась ходить. План побега всё это время она не оставляла, но возможности у неё никакой не было, так как кассирша, уходя на работу, концентрировала героиню в детском манеже.

- Она у меня физически отстающая, - говорила кассирша себе под нос, нежно обняв страдающую от бессилия героиню. - Но ничего, я мать доброкачественная, взращу, воспитаю, подниму на ноги. И будет в моей стране на одну рабочую силу больше!
Когда дочери исполнилось шесть, тело с головою срослись совершенно, а лицо омолодилось от соков детского организма, так что и не отличишь от настоящего ребёнка.

И пришлось женской голове отживать новую жизнь, ведь кто - здесь или за рубежом - поверит ребёнку, рассказавшему такую историю? Собственно, никто.

Через много лет наша героиня стала писательницей-фантастом средней руки, но об этом написан самостоятельный рассказ.

9 июля 2007

Я, бумер

Комикс создан на основе скриншотов из американского фильма "Я, робот" (2004) и диалогов из российского кино "Бумер" (2003). В некоторых местах цитаты из "Бумера" заменены на выдуманные мной, но с соблюдением стилистики и с использованием бумеровской лексики. 20 небольших картинок, ненормативная лексика.

Проводница

Поезд тронулся. Загудел радиотранслятор, застучали колёса – выбора у них не было, в отличие от проводницы Зои. Обелетив пассажиров, проводница Зоя не выдержала рутины и выбросилась в окно.

- Ебать! - вздрогнул Костя.
- Чего матюгаешься? - это был голос её подруги Аллы, загрублённой, но приветливой девушки с пышными формами.
- Да, сука, блядь, ты видела это?!
- Чего видела-то?!
- Да, блядь, проводница пролетела в окне! – закричал на всё купе Костя.

Их попутчица Анна Михайловна, писательница-фантаст, лежавшая на верхней полке, не удержалась вмешаться в разговор.
- Это очень хорошо, - сказала Анна Михайловна, достав записную книжку, - Говорите теперь подробнее. Не смущайтесь, я - писательница-фантаст, а значит - мне можно доверять.

- Я видел проводницу! Она выпала из поезда!
- Вы уверены, что она именно выпала?
- Нет, но она пролетела мимо окна! – повторил Костя, и рассерженно оглядел присутствующих, которых, как ему показалось, такой удивительный факт не слишком потрясал.
- Говорите как-нибудь богаче, пожалуйста - например: я смотрел на однообразный пейзаж, всё мельтешило, двигалось, но ничего не менялось, как вдруг, тень метнулась за окном и во мне всё перевернулось - я понял, это - проводница!
- Никакой тени не было! - горячился Костя - Я видел её лицо! Огромное лицо! Жёлтое, как дыня!
- А вам не показалось, что оно движется, как в замедленном кино?
- Нет, но оно было очень недовольным!
- Вот молодец! Пишу: на её жёлтом, как дыня, лице выражено было зримое недовольство… Я предвижу, тут получится много материала!
- Она, кстати, летела вниз головой, - добавил Костя, слегка угаснув от всеобщего равнодушия.
- Хорошо. Она летела вниз головой и на её жёлтом, как дыня, лице было зримое недовольство. Или лучше неудовольствие?.. Что вы почувствовали в этот момент? Жалость, страх? Или отвращение - к смерти, например?
- Я не знаю.
- Он ещё не успел почувствовать что-то оригинальное, - вмешалась Алла – Правда, чижик?
Костя кивнул. У него, к слову, была короткая причёска и скромный лоб, и весь он был симпатичный, как дворняга.
- Ну а вы верите в любовь с первого взгляда? – с особым выражением лица спросила Костика Анна Михайловна.
Раиса Ивановна – четвёртый пассажир купе, оторвалась от газеты. Она была заметно пожилой женщиной, округлой, с дремуче умным лицом под толстыми очками.
- А при чём тут это? - ответил Костя.
- А при том, молодой человек, что можно было бы представить такую картину, что вы раз и навсегда влюбились в эту вашу выпавшую проводницу и уже не видите свою жизнь без неё, – торжествующе вмешалась в разговор Раиса Ивановна. Анна Михайловна посмотрела на неё не без восхищения, – Что в таком случае вы бы предприняли, как вам такой вопрос?
- Он бы дёрнуг стоп-кран! – вмешалась Алла – Или сиганул бы за ней в окно! Да, сиганул бы! Правда, Костя?!

- Буду откровенна, сама я в любовь с первого взгляда верю. И я её знаю, - вздохнула Раиса Ивановна – Я втюрилась с первого взгляда, когда была молодой…
- Расскажите нам, пожалуйста! - обрадовалась Анна Михайловна, и представилась. Все познакомились и оживились.
- Я проживала в своё время в Боровичах, и, вы знаете, там на одних этих танцах я увидала высокого военного человека... И я полюбила его немедленно. И жизнь моя обратилась в сплошное томление сердца с тех пор…
- Как это поэтично! – воскликнула Анна Михайловна - Раиса Ивановна, вы - скрытый поэт! Вам надо попробывать сочинять!
- А вам спасибо за такие слова! Как редко услышишь что-нибудь приятное, тем более в транспорте, где все наровят нахамить. А ведь это так необходимо истончившейся в страданиях душе!

- А вы же все курите? - спросила всех Алла - А давайте здесь курить тайком! Всё равно проводницы больше нет!
Все обрадовались и, приоткрыв окно, стали весело курить, а кое-кто (Костя) даже болтал ногами.

Так они и ехали - беседовали, спорили о космосе и зарождении жизни, пили чай – много чаю. Так незаметно пролетела ночь, а ранним утром Алла с Костей сошли в Твери. Они оказались провинциалами, как сразу подметила Анна Михайловна, и внесла эту запись в свою потёртую книжку: «Они оказались провинциалами, я как в воду глядела».

Поезд стучал колёсами, столбы один за другим сломя голову неслись в сторону Петербурга, а проводница так и не объявилась. Чижик говорил правду.

- Какая же прелесть, эти поезда! - воскликнула Анна Михайловна, завтракая котлетой с чаем – Вот, села, вещи разложила, а тут нате - новые знакомцы!
- Это вы точно подметили, - улыбнулась Раиса Ивановна, – Внесите скорее в книжку, пожалуйста.
Она тоже пила чай с котлетами. Котлеты были её. С обсыпкой.
- А вы - остряк, Раиса Ивановна, – сказала Анна Михайловна, и они обе по-женски захохотали.

Женщины добрались до Москвы и вместе посетили Красную площадь, а также палеонтологический музей. Позже Анна Михайловна вернулась в родной Петербург, а Раиса Ивановна осталась в столице. Они потом года полтора переписывались, пока Раиса Ивановна по старости ни скончалась. В своих письмах Раиса Ивановна переслала Анне Михайловне свои стихи, которые она потихоньку сочиняла с молодости. Они оказались очень хороши.

- Представляете, - говорила Анна Михайловна сероватой дамочке с дошкольным ребёнком (его звали Егорка) – Прислала мне все свои стихи, и, как назло, сразу скончалась!
Дама сдержанно кивнула головой. Егорка прижался к ней весь и выпучил на писательницу свои прозрачные глаза. Поезд ритмично покачивался; на столе позвякивали пустые стаканы. За окном наблюдался однообразный пейзаж. Анна Михайловна вздохнула и погрузилась в чтение архивных записей.

12 октября 2005 г.

Мне - 13 лет, стихи 1992 года

Сова
Срёт сова скрывая кал –
Не найти никак.
Как поспать пойдёт сова,
Так обрушатся дрова
На её жопу
И наступит сова
На говно сама.

Розетка
Однажды бросил у забора ненужную розетку.
Будто ворон, схватил её мальчишка гадкий…
Ух, я его! Поймал и закричал ему:
Гадёныш, а ну пошли в милицию сейчас!
В участке разберёмся, - ответил он с ухмылкой
И вопросил меня:
- Как вас? Наверно, вас зовут пегас?
Я в злобе кинул свой фугас,
И мы с мальчонкой
Разлетелись
На мелкие куши собакам.

Выхухоль
Выхухоль любит есть червей,
Любит детей,
Она крестила Ельцина,
Вытерала попку Хазбулатову
Ежовыми рукавицами…

***
Слово Ленин всем знакомо
И известно, и искомо.
Мы обязаны ему
Жизнью в праведном раю.

***
Слёзы льются огорченья
И мученьям нет конца!
Всё – сейчас повешусь я.
О, проклятье! Нет верёвки
Да и нету здесь крюка.
Всё – зарежусь нет терпенья!
О, Где ножик мне достать?!
О, сейчас пойду к соседям
Попрошу их нож мне дать!
Тьфу, какой я невезучий,
Нет соседей целый час.
Газа нет, отравы нет,
Спичек нет.
Проклинаю я весь свет.

***
Мус – это вкусно
И питательно,
Но не из праха черепахи.

***
Хотел поесть – перехотел.
Хотел поспать – перехотел.
Хотел вспотеть, но не вспотел.

***
Мама спит: она устала –
На отца донос писала…

Ядерная война
Она красива, спору нет.
И форма, как у гриба…

1992

Театр

Сцена застлана подчёркнуто искусственным травяным покрытием. По бокам её – уродливый пластиковые деревца.

В центре – огромный цилиндрический ствол с откидной на манер двери корой. От него отходит длинный сук. В верхней части ствола висит табло с бегущей строкой.

Картонное небо - ярко синее, с тусклым жёлтым кругом в верхнем углу.

На сцене Бельчонок (человек с шерстяном костюме и в пластиковой маске белки) и Белочка (такой же костюм и маска; говорит тонким пронзительным, категорически неприятным голоском).

Бельчонок: А почему ты хочешь дружить со мной?
Белочка (ноющим голосом): Потому что ты - красивый. Ты напоминаешь мне оленёнкя!
Бельчонок: Какого рода оленёнка?
Белочка: Грецкого оленёнкя!
Бельчонок (недоумевая): Грецкого оленёнка?!
Белочка: Грецкого оленёнкя с костяными пластинками под каждой чешуйкой!
Бельчонок: Под каждой чешуйкой?! О чём это ты?!
Белочка: А ещё потому что ты - аппетитный. Ты аппетитный как гриб. Гриб-сырошейка. У тебя очень сырая шея, как у шляпка рыжика после грибного дождикя…
Бельчонок (закатывает глаза): О Боже…

На сцене появляется Сварочный аппарат (человек в костюме и маске сварочного аппарата).

Сварочный аппарат: А я хочу дружить с вами!
Белочка (радостно): А почему ты хочешь с нами дружить?!
Сварочный аппарат (застенчиво): Потому что вы - красивые.
Белочка (Сварочному аппарату): Правда, он напоминает оленёнкя!
Сварочный аппарат (застенчиво): Немножко.
Бельчонок (приходит в состояние ярости): Прочь! Оба прочь! Я в вас не заинтересован!
Белочка (плачет с места): Ню почемуу?!
Бельчонок: Дура! Просто полная дура! И Сварочный аппарат, похоже, конченный дурак! Дружите без меня! Меня нет и никогда не было – ушёл в бар за орешками.

Занавес закрывается и снова открывается – всё за несколько секунд. Новая сцена с теми же декорациями.

Белочка (рыдает, уткнувшись в плечо Сварочного аппарата): Ню почему?!
Сварочный аппарат: Я не знаю, Белочка. Наверное, он слишком серьёзен для нас.
Белочка (рыдая): Нет! Не может быть! Не может быть! Он же так похож на оленёнкя…
Сварочный аппарат: Он ОЧЕНЬ похож на оленёнка! На такого настоящего… такого вот сварочного оленёнка…
Белочка (вскочив, гневно кричит): Какого такого сварочного оленёнкя?! Не бывает таких оленёнкев!

Заплаканная белочка убегает и прячется под кору ствола – скрип петлей. Сварочный аппарат сидит, осунувшись. Внезапно из-под коры раздаётся дикий вопль Белочки; из дерева обильно вытекает кровь. Сварочный аппарат вскакивает, но потом возвращается на место и к прежнему душевному состоянию.

До сих пор бездействующее табло бегущей строки сообщает: «Сегодня корой ствола была насмерть задавлена Белочка. Гороскоп на завтра: Овен… \далее показывает обычную астрологическую ерунду\»

В секунду поднимается жуткий ветер, разметающий горы палых листьев. На сцене сгущается предгрозовая тьма. Сварочный аппарат спокойно достаёт верёвку и вешается на суку. Хрипы, конвульсии. Ветер только усиливается – тучи листьев затмевают рисованное небо и разлетаются по зрительному залу.

Из стороны в сторону болтается повешенный; скрипит сук. /Часть зрителей уходит/
Среди мечущихся листьев очень медленно ползёт дождевой червь (неумелая марионетка на шестах, управляемая стоящим рядом мужчиной в плавках). Звучит гнетущая музыка из классики. Сцена явно затягивается.

Зрителям в конце концов становится не интересно (кто-то кричит: «подбери свой член с пола!») и почти все расходятся, но некоторые остаются и хохочат, но потом и они поднимаются с мест и недоумённо уходят из зала.
А червь всё ползёт и ползёт…

За сценой кто-то дует в трубу – мммыыыииии-мммыыыииии-мммыыыииии…

На следующий день в театр приходят новые зрители. Они обнаруживают помещение замусоренным листьями; местами подтаявшие сугробы. На сцене сидит склонивший голову Бельчонок. Все рассаживаются. Спектакль продолжается.

Бельчонок (говорит сам с собой иссохшими губами, надрывно): Я ни на что не гожусь. Меня уже нет.

По ярко синему, прояснённому после непогоды небу убого «пролетает» картонное облачко. На сцену «случайно» выходит «посторонний» человек в спецодежде уборщика – он вдруг оглядывается и сконфуженно рысцой возвращается за кулисы – перед этим извинившись перед зрителями жестикуляцией.

Бельчонок: Я не нашёл в этой жизни ничего. Всё пусто. Одна пустота. (снимает с ужасно бледного лица маску) Я родился, но меня никогда не было.

Печально осматривает зал, спускается в него, садится в одно из кресел и замирает. Поднимается ветер. Сцену медленно засыпает настоящий снег. В зрительном зале становится очень холодно. Почти все зрители в конце концов подбирают свои сумки и уходят. Снег заваливает все проходы и кресла. Бельчонок сидит без движений.

Протяжный вой трубы даёт самым отчаянным зрителям надежду на продолжение действия. Но через 10 минут, все в снегу, и они выбегает из зала.

Сцена продолжается до появления зрителей третьего дня. Большинство из них дожидаются начала спектакля стоя, не решаясь сесть в сугробы. Люди замечают в одном из сугробов посиневшего человека в костюме белки.

В помещение врывается милиция.

Как было позже установлено, спектакль был поставлен тоталитарной сектой – в результате чего погибло три человека, задействованных в качестве актёров. В розыск были объявлены человек, управлявший червём, и тот, что был описан свидетелями как случайно оказавшийся на сцене уборщик (предположительно труп последнего был найден в пруду примерно через неделю).

Зинка (подражание шансону)

Мы с Зинкой - коренные петербуржцы…

И я вот отсидел пять лет в тюрьме!
А Зинка-сволочь,
Зинка,
Зинка-потаскушка
Ушла
К Володьке от мене!

О, Зина, Зинка, Зинка-Зинаида,
Ты потаскуха, прошмондовка, гнида!
Но сердцу своему
Ведь не прикажешь, Зина!
Моя ты, Зинка, вот и весь припев!

Я вышел скоро,
Завалил Володьку.
Ножом по горлу
И - в мужья Неве!
А Зинка, Зинка, Зинка, Зинка, Зинка-потаскушка
Покорная прижалася ко мне...

Володька под столом
Мычал, подонок, долго,
Кровавой истекаючи слюной.
А над столом -
Я целовался с Зинкой!
С Зинкой!
Труп в реку, и в обнимочку домой.

О, Зина!
Зинка,
Зинка-Зинаида!
Ты потаскуха, прошмондовка, гнида!
Но сердцу своему
Ведь не прикажешь, Зина!
Моя ты, Зинка, вот и весь припев!

Медовый месяц свой с Невой
Провёл Володька мило,
А после пойман был багром в реке.
Довольно-таки мрачный,
Снулый и унылый…
Отправлен был на кладбище в мешке!

И вот менты опять пришли за мною.
Суки!
Прощай свобода - я опять в тюрьме!
А Зинка-сволочь, Зинка, Зинка, Зинка-потаскуха
Уйдёт
К кому-нибудь ещЕ!

О, Зина!
Зинка,
Зинка-Зинаида!
Ты потаскуха, прошмондовка, гнида!
Но сердцу своему
Ведь не прикажешь?

Зина!!!

Моя ты, Зинка,
Вот и весь припев…

23 сентября 2006 г.

Интеллект – высшая форма хищничества

1-ый уровень хищничества - впитывание
Низший уровень хищничества – впитывание. Впитывает большинство растений и одноклеточных.
Чтобы тебя не впитали, ты должен приобрести защиту – оболочку.

2-ой уровень хищничества - заглатывание
Ответом на появление оболочки стало заглатывание, а также проникновение (глисты, клещи, пауки). Обычное растение не может впитать насекомое. Заглатывают, а затем впитывают, например, амёбы, змеи, росянки.
Ответом на заглатывание стало укрупнение – чем ты больше, тем труднее тебя заглотить (и тем легче тебе заглотить другого), чем крупнее, толще оболочка, тем труднее сквозь неё проникнуть.

3-ий уровень хищничества - разрывание
Змея не может заглотить слона. Выход – разрывание. Разрывают, заглатывают и впитывают, например, волки и тигры.
Ответом на разрывание стало социальное укрупнение. Если ты защищаешься совместно с сородичами, то спасаешься (или разрываешь других).

4-ый уровень хищничества - интеллект
От стаи волков можно защититься с помощью продуктов интеллектуальной деятельности, например, огнестрельного оружия. Используют интеллект, разрывают, заглатывают и впитывают, например, люди.

Кабинет кала и мочи. Часть 1

Действующие лица:

Иван Прокофьевич – профессор
Лидия Васильевна – зав. мочой
Собака в Очках – инопланетная собака о двух ногах, демиург кабинета анализа мочи и говна
Галька – лаборант, аспирантка
Сашка Ебатый – лаборант после Гальки, студент-микробиолог
Вика – лаборант после Сашки Ебатого, неполноценная
Парень с рваном пальто – кандидат в лаборанты
Толстая девочка – последний лаборант, укроп и беспризорница
Дама в шляпе и Мужчина в куртке

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Кабинет анализа мочи с говном. На сцене довольная Галька, вытирает рот, улыбится, глаза блестят. Чуть погодя появляется Иван Прокофьевич в верхней одежде. Вешает пальто на вешалку.

Иван Прокофьевич: Галька, где образцы-то говна за сегодня?

Аспирантка Галька в ответ рыгает каловым выхлопом.

Иван Прокофьевич: Ах ты сука нижегородская, сожрала ведь всё опять, японский бог! Ну держись, мондавошка беспризорная, ща шваброй тебе заябошу прямо в печень твою волосатую! Конец тебе настанет – конец проблядский, с адским жарищем!

Галька с нечеловеческими воплями носится по кабинету, опрокидывая образцы санины. За ней со шваброй бежит Иван Прокофьевич.

Из чулана выползает заспанная Лидия Васильевна.

Лидия Васильевна (в ужасе наблюдая растекающуюся мочу): Блиаааадь! Блиаааадь! (начинает лакать санину прямо с пола)

Удар гонга. Все застывают. Входит Собака в Очках.

Собака в Очках: Опять обжорство и мордобой?!
Иван Прокофьевич: Это всё Галька – опять образцы умяла!
Собака в Очках: Ща судить вас буду страшным судом. Где швабра?

Галька со стоном достаёт швабру из волосатой печени.

Собака в Очках: Ебаный в рот!
Лидия Васильевна (вытирая мокрый подбородок): Заябошил-таки по самое не хочу…

Галька падает и умирает.

Собака в Очках: Ну, что делать будем? А?!
Иван Прокофьевич (скороговоркой): Разрубим на части, по говняным банкам расфасуем, проанализируем, бумажки выпишем и – на свалку!
Собака в Очках (внимательно взглянув на профессора): Эврика!

Лидия Васильевна идёт в чулан за топором. Иван Прокофьевич и Собака в Очках целуются взасос. Затемнение.

В зал начинают стекать кровь и моча. Зрители бегут в страшном страхе.

Кабинет кала и мочи. Часть 2

Сашка Ебатый лежит на сцене без движения. Прислонился к полу щекой, обутой в толстые очки. Взгляд сосредоточен. Входит Иван Прокофьевич (в верхней одежде, румяный с мороза). Раздевается, вешает одежду на вешалку. Накидывает белый халат, оглядывается.

Иван Прокофьевич: Сашка?

Ебатый молчит, не меняя положения.

Иван Прокофьевич: Подымайся, собака, и кала с прихожей притащи!

Ебатый не отвечает. Профессор чешет репу в замешательстве.

Иван Прокофьевич: Ебатый, не выводи меня из себя! Все ломались и ты сломаешься, сука!
Ебатый: Хуй тебе!
Иван Прокофьевич: Лидия Васильевна, выйдете, пожалуйста, из чулана и примите участие в воспитательной работе!

Лидия Ивановна, пьяная, нечёсаная, выползает на четверёньках из чулана.

Лидия Васильевна: Сашенька, суко, вставай, телёночек!
Ебатый: Не беспокой меня, шалава!
Иван Прокофьевич: Пиздец студенты пошли! Блядь, пойди кала, сука, притащи с прихожей!

Ебатый (не меняя положения): Отъебались, суки, сразу! Я микроба нового нашёл! Здоровый, блядь, что стручок мой под лупой!

Иван Прокофьевич садится на стул и хватается за голову. Трёт лицо.

Ебатый: Докопались, пидары старые…
Иван Прокофьевич (в обиде): Орешков пожуй с говна сука…
Ебатый: Щас заябеню кому-то! (себе под нос): Жирный, сука, микроб!
Иван Прокофьевич: О! Да он, блядь, ещё и буйный! Щас же звоню Собаке в Очках!

Поднимает трубку телефону. Набирает номер.

Иван Прокофьевич: Это Иван Прокофьевич вас беспокоит. Я по поводу неразберихи, происходящей… Да. Да. Так я ж ему и говорю – блядь, говорю, сука, принеси говна с прихожей…
Из трубки слышен крик Собаки в Очках:
Суки неуёмные! Пидары злокачественные! Ща приду и отметелю всех шваброй в пах!

Иван Прокофьевич молча торжествует. Лидия Васильевна поднимается с четверенек, пытается почистить халат от пыли.
Появляется Собака в Очках - с гитарой. Садится на табурет. Долго настраивает инструмент.

Собака в Очках (напевает, фальшивя, и брынчит):
Мне приносят в баночках кал
Проверять на предмет глистов.
Я от этой работы устал,
И людей ненавидеть готов.

Баночки с калом, баночки с калом,
Как же всё меня доста-а-ло…

Вскакивает с занесённой над головой гитарой и подлетает к Сашке.

Собака в Очках (лупя студента гитарой по спине): Блядь! Сука! С прихожей! Говна! Принеси! Сука!

Иван Прокофьевич бросается к швабре и бежит с ней на Ебатого. Пронзает его.

Лидия Васильевна: Убили! Убили молодого! В печень кудлатую поразили!

Иван Прокофьевич зажимает ей рот – Лидия Васильевна смеётся ему в ладонь.

Собака в Очках (зрителям шёпотом): Тсссс! Разрежем. По банкам расфасуем. Бумажки выпишем…

Затемнение.

Кабинет кала и мочи. Часть 3

Поликлиника. Прихожая кабинета анализа говна и мочи.

Вика (размахивая руками, зазывая клиентов): Говнецо, говнецо! Сдавайте говнецо сюда! Здесь! Идите все сюда! У нас имеется специально оборудованный шкап!
Дама в шляпе (шёпотом): Разрешите узнать, где у вас тут можно поставить мочу?
Вика: Моча, моча! Ура! Вы – первая сегодня с мочой! Современный шкап налево, нижняя полка! Моча здесь! Несите сюда!
Мужчина в куртке (ему неловко): Анализы здесь поставить?
Вика: Анализ говна – шкап налево верхняя полка! Говнецо, говнецо – здесь – верхняя полка!

Мужчина в куртке ставит баночку и спешит прочь. Из-за угла крадутся Лидия Васильевна, Иван Прокофьевич и Собака в Очках – в их руках цветы и тортик.

Все вместе: С днём рождения, Вика!
Иван Прокофьевич: А где-то лондонский дождь, сука! (хватает Вику за зад и целует взасос)

Вика прыгает от радости. Кружится и смеётся. Задевает шкаф с говном. Тот с жутким грохотом падает, на пол летят банки с говном и мочой. Всех передёргивает. Собака в Очках удерживает за воротник халата рвущуюся к пролитой моче Лидию Васильевну.

Собака в Очках (растерянной Вике): Хуй тебе тортик, монда!
Вика (суетясь): Я всё-всё исправлю! Я всё быстренько руками загребу и - обратно! Всё исправлю… (всхлипывая)
Иван Прокофьевич, Лидия Васильевна и Собака в Очках (хором): Хуй тебе тортик, монда!

Уходят. Вика плачет над шкафом и осколками банок. Грустная музыка. Вика встаёт на колени и рыдает.

В прихожую входит Лидия Васильевна в розовом пальто, с ажурными крыльями за спиной и колпаке волшебника. Глаза скрыты тёмными очками. Прижимает к груди трёхлитровую банку мочи.

Вика (испуганно оглядывается, хриплым голосом): Санииинка… Санинка-моча… Шкааап… (рыдает)
Фея (гладит Вику по спине): Всё - иллюзия!
Вика: Шкааап… (гладит опрокинутый шкап руками, расцеловывает его, рыдает)
Фея: Всё мнимо и призрачно. Даже шкаф мним…
Вика (рассматривая даму): Кто вы?
Фея: Как, ты ещё не поняла? Я – фея! Я сюда хожу лечиться от цистита.
Вика (заинтересовано): А вы не можете вернуть всё на место? У меня же всё так хорошо получалось! А теперь шкап упал… и я даже совершенно не знаю, как жить дальше! (снова плачет, ласкает руками шкап)
Фея: Да не шкаф это, глупая! Это твой суженый – он просто околдован злой Собакой в Очках!

Из-за угла выглядывает Собака с Очках и бесшумно хохочет.

Вика (недоверчиво): Неужели вы говорите правду?
Фея: Конечно! Запомни, феи никогда-никогда не врут! Иди в чулан, там лежит свадебное платье. Одень его и сразу возвращайся – расколдованный шкаф тебя уже будет дожидаться при полном параде!
Вика (хлопая в ладоши): Я чувствовала это! И знала! Я мигом! (целует шкаф и убегает)

Собака в Очках (из-за угла, давясь смехом): Жжёшь, сука!

Джаз. На сцену пританцовывая выходит Иван Прокофьевич в костюме, бабочке, в зелёном парике и со шваброй. Собака в Очках выходит в рясе.
Выбрасывают шкаф в окно.

Собака в Очках: Аминь!
Вика (из-за сцены слышны переливы её смеха): А я уже готооова!

Вика в свадебном наряде выбегает на сцену, и её тут же подхватывает «жених». Целует взасос и лапает.

Затемнение.

Кабинет кала и мочи. Тишина. На столе сидят Иван Прокофьевич со шваброй, в обнимку с Лидией Васильевной. Вика в свадебном платье лежит на полу в неестественной позе. Собака в Очках с бутылкой вина раскачивается в кресле качалке. Все пьяные.

Собака в Очках: Хорошо потешились…
Иван Прокофьевич: Мдааа (смеётся)…
Лидия Васильевна (икая): А вы настоящий дон Кихот, Иван Прокофьевич… Что делать-то будем?
Иван Прокофьевич: На части разрежем, по банкам расфасуем.
Собака в Очках: Бумажки выпишем…
Все (хором): И на свалку!

Играет весёлый джаз. Все покачиваются и болтают ногами.

Затемнение

Кабинет кала и мочи. Часть 4

Собеседование. За столом профессор Иван Прокофьевич, одетый в новенький костюм – перед ним парень в рваном пальто. В сторонке на табурете сидит Лидия Васильевна в белом халате, чистит картошку.

Иван Прокофьевич: А что вы, собственно, умеете? Есть какие-то таланты, может быть, английский язык или французский. Что-то, что будет вашим преимуществом.
Парень в рваном пальто: Я умею дышать чесноком! Почуйте, пожалуйста!

Хватает сопротивляющегося профессора за воротник и дышит ему в лицо.

Парень в рваном пальто: Как вам такое преимущество?!
Иван Прокофьевич: Ёб… (сдерживая рвотные спазмы) Хватит! Хватит! Идите на хуй, и весь разговор!
Лидия Васильевна (примирительно): Знаете что, если вы нам подойдёте, мы вам позвоним в ближайшие дни…
Парень в рваном пальто: Если вдруг мама поднимет, скажите ей…
Иван Прокофьевич: Блядь ты и сын твой - блядь, и та, что принесёт ему потомство, тоже блядь, вот что я ей скажу! Отморозок! (поправляет костюм) На хуй свой подыши.

Парень быстро удаляется. Входит толстая девочка в очках. Брови срослись, длинные тёмные волосы, часто тянет сопли. Одета жутко безвкусно, под чулком забинтовано правое колено. До безобразия напомаженные губы.

Иван Прокофьевич: Ну?
Толстая девочка (присев): Вот, пришла, решилась…
Лидия Васильевна: Лидия Васильевна, а это - Иван Прокофьевич, профессор.
Толстая девочка: А я - укроп и беспризорница, очень приятно!
Иван Прокофьевич: Простите - не любопытства ради… - а органы у вас здоровые? Мы готовы удочерить ваши внутренние органы!
Лидия Васильевна: А укроп - к картошке! В каком месте у вас растёт укроп? Мы наэппилируем пучок, если вы не против!
Иван Прокофьевич: На пизде!

Лидия Васильевна и Иван Прокофьевич хохочат.

Толстая девочка: А ещё… У меня, например, уже опыт есть небольшой…
Иван Прокофьевич: Ать, ать, ать! Опыт у неё!
Толстая девочка: Да! Я говновозку водила – полгода стажу! И в трудовой запись есть: «оператор говновозки» записано! Вот, здесь... (показывает страшным ногтем)
Иван Прокофьевич: Говновозку, говорите? А вот мы вам тогда тестик: в парадной на вас напали пьяные дальнобойщики, схватили и насрали на руку – ваши действия? Ать!
Толстая девочка: Вы меня возьмите, пожалуйста.
Иван Прокофьевич: Ну? Ну! Затрудняетесь?!
Толстая девочка (вытирает пот со лба): Не знаю даже…
Иван Прокофьевич (ласково): Да не переживайте вы так! Вы уже, можно сказать, на волоске от науки – правда, Лидия Васильевна?
Лидия Васильевна: Чистая правда! Девочка, отвечайте без ограничений - ну что вы обычно в таких случаях делаете?

Иван Прокофьевич начинает изображать ртом процесс пожирания.

Иван Прокофьевич: Это я вам подсказку даю – ням-ням-ням!
Толстая девочка (с отчаяньем в глазах): Ну не знаю… Скушаю что ли? Съем? Нет? Активно съем? Поглощу с аппетитом? Без аппетита?!
Иван Прокофьевич: Фу-фу-фу! Фу! Какая вы в целом гадость оказались! Уходите с глаз долой, говновозка сраная.
Толстая девочка: Я вас очень… Ну, мне в науку надо – позарез!
Иван Прокофьевич (смеётся): Ой как же с вами трудно, честное слово! Лидия Васильевна, швабру мою тащите с чулана!
Толстая девочка: Бейте меня, насилуйте, только не гоните!
Иван Прокофьевич: А никто вас насиловать не желает! Правда, Лидия Васильевна? Вы девочка толстая, малопривлекательная, у вас к тому же колено дефективное. А вот на руку насрать – это легко. Это мы с Лидией Васильевной с удовольствием! (хохочет)
Толстая девочка (протягивая ладонь): Срите, пожалуйста.
Иван Прокофьевич (меняется в лице): Пшла!
Лидия Васильевна: Иван Прокофьевич, что же вы так с девочкой!
Иван Прокофьевич: Не хочу, не буду.
Толстая девочка: Срите, пожалуйста, профессор!
Лидия Васильевна и Толстая девочка вместе: Срите, пожалуйста, профессор!
Иван Прокофьевич: Да что вы со мной… Сказал же: не буду!

Толстая девочка подходит и расстёгивает профессору ремень. Лидия Васильевна – гладит Ивана Прокофьевича по голове, нежно целует в волосы.

Иван Прокофьевич (начиная стягивать в себя штаны): Ну нет… День такой выдался…

Сцену прерывает звонок телефона. Переполох. Профессор натягивает штаны и берёт трубку.

Иван Прокофьевич (испуганно): Да. Да, понимаю… Да…
Лидия Васильевна (шепотом): Бегите, девочка, стремительно!

Толстая девочка в очках отрицательно трясет головой.

Толстая девочка: Я в науку пришла окончательно!

Распахивается дверь. Входит Собака в Очках с алебардой в руках и разгоняется на девочку с явным намереньем заколоть. Внезапно девочка исчезает, а заместо неё появляется двухметровый букет укропа… Собака в очках поскальзывается и падает.

Собака в очках (с полу): Еб твою мать, профессор, вы видите это?!

Лидия Васильевна и Иван Прокофьевич в ужасе хватают друг друга за руки.

Собака с очках: Зонтичное! Оформите её немедленно, Иван Прокофьевич!

Собака в очках уходит. Иван Прокофьевич быстро заполняет бумаги, подходит к укропу и с опаской стучит по стеблю.

Укроп (гулко, как будто кто-то говорит из бочки): Что?
Иван Прокофьевич: Вот, распишитесь здесь…

Укроп берёт бумаги ветвями и внимательно читает. Расписывается.

Иван Прокофьевич: Добро… пожаловать в науку!
Лидия Васильевна: Мы вас поздравляем, дорогая…

Укроп стоит молча, без движений.

Иван Прокофьевич (слабым голосом): Что же… Толстая девочка, принесите с прихожей калу, пожалуйста…
Укроп: Укроп.
Иван Прокофьевич: Хорошо. Укроп, принесите, пожалуйста, калу с прихожей…

Укроп кивает и начинает ужасно медленно идти.

Затемнение.

Кабинет кала и мочи. Часть 5

Укроп (тяжело дыша, непрестанно втягивая сопли): Собака в очках умер!
Лидия Васильевна (кричит надрывно и плачет): Ай-яй-яй-яяяй! Ай-яй-яй-яяяй! Уи-ии!
Иван Прокофьевич: Прекратить! Кто тебе это сказал, укроп?!
Укроп: Я сама это видела! Сама – вот через эти дырочки! (показывает ветвями на обутые глаза)
Иван Прокофьевич: Беда какая…
Лидия Васильевна: Ай-яй-яй-яяяй! Ай-яй-яй-яяяй!
Иван Прокофьевич: Беда. Беда пришла… Беда пришла, да…
Лидия Васильевна: Ай-яй-яй-яяяй!
Иван Прокофьевич: Надо гроб заказывать. Да. Надо гроб… заказать. Ай-яй-яй-яяяй!
Укроп: Гробы теперь в аптеках продают, я сбегаю... У-ии!

Из-за сцены выходит Собака в очках.

Собака в очках: Хватит. Чертовски плохо сыграно.

Укроп (втягивая сопли): Вместо того, чтобы работать, вперёд двигаться…

Собака в очках: Заткнись, пизда!
Иван Прокофьевич: Пизда, пизда, пизда!
Лидия Васильевна: Пи-зда, пи-зда!
Собака в очках: Молодцы, молодцы. Верные мои! Больно будет с вами расставаться!

Обнимает за плечи довольных Лидию Васильевну и Ивана Прокофьевича, целует их поочерёдно в губы. Те ластятся к Собаке в очках, сияют и улыбятся.

Укроп (с обидой и злостью): А вот нате вам за пизду!

Выплёскивает банку с жидким жёлтым калом в лицо Лидии Васильевне. Лидия Васильевна делает недовольную мину и затем протирает лицо платком.

Укроп (торжествующе): Говняное лицо, говняное лицо!!!
Иван Прокофьевич (деланно смеётся): Говняное лицо! (незаметно берёт в руки швабру)
Лидия Васильевна (укропу): Теперь а ну-ка вычищай орешки с моих волос, сука!
Собака с очках (поднимает руку): Нет, уже поздно!
Укроп: Говняное лицо воняет! Воняет! Воня…

Собака с очках делает знак рукой, и Иван Прокофьевич колющим ударом швабры убивает укроп. Темнеет, лишь укроп остаётся в световом пятне.

Укроп (умирая в стоячем виде): За что? Вроде всё ничего шло… Вжилась в коллектив, полюбилась…
Иван Прокофьевич: Да кому ты полюбилась, жопа сопливая!
Собака в очках: Тише, тише. Это её предсмертный монолог. Слушаем!

Укроп (истекая крупными слезами): …И признали меня, и так не правильно было убивать меня сейчас, когда уже всё наладилось, и столь это кажется не логичным, и всё это чудовищно не завершённо, и даже совсем не красиво, без всякого смысла, мотива, или с мотивом, но таким мелким, что и не ясно ничего… Мама! Мама моя, где ты, моя мама… Прощайте! (падает замертво на пол)

Лидия Васильевна: Невесело как-то…
Иван Прокофьевич (опуская швабру на пол): Да, минор вышел...

Собака в очках: Да, дорогие мои. Всё рано или поздно кончается. Вот вы, Лидия Васильевна, выходите замуж в Финляндию. (звучит грустная песня «О мами о мами-мами блю о мами блю» - до самого занавеса) Иван Прокофьевич… Он у нас в армию возвращается.

Иван Прокофьевич: Да, возобновляюсь, как офицер.

Собака в очках: Я… Моя миссия на Земле окончена - я улетаю на свою родную планету Ка-Пэкс. А остальные… Их нет. Мы их убили.

Иван Прокофьевич: На части разрезали…

Лидия Васильевна: И - на свалку…

О мами о мами-мами блю о мами блю…

Собака в очках начинает лучится светом и возлетает вверх, исчезая в ярком свечении. Свет тает и становится пасмурно. Лидия Васильевна и Иван Прокофьевич накидывают плащи и, взяв в руки какие-то чемоданы, понуро покидают сцену в разных направлениях.

О мами о мами-мами блю о мами блю…

ЗАНАВЕС

Ведровики, ведра и ты

Веришь-нет, я стал ведровиком...

Ведровик - это такой тип человека, который только и делает, что говорит о ведрах. Размышляет о ведрах, пишет о ведрах, снимает порно о ведрах. И его ничем не остановить - ведровики ведь это такая... непрошибаемая порода людей!

Многие люди считают ведровиков странными. Кто-то говорит даже, что это ментальное извращенье.

Однако ведь и понять ведровиков можно! Никто ещё сам не выбирал такой участи. Приходит это само, по мере углубления самопонимания...

Да, углублять самопонимание - это риск. И риск не малый! Мало ли что ты там себе поймёшь! Жил-дрочил а тут нате - жёсткое осознание:

я - ве... дро... я - ве... дро... вик . . . . . . я - ведровик!!!

Приходит это почти сразу. Чувства при этом испытываешь самые горькие. Ну а как же ещё - кому охота быть ведровиком в этом жестоком мире, где ведро для большинства - деталь ничтожно малозначащая?

Ты представь только, каково было бы жить в мире, где любовь, например, почитается за инструмент для достижения каких-либо совершенно практичных целей - воды попить, огород полить? Жутко, правда? Вот отсюда, из этого примера, ты вполне можешь примерно влезть в шкуру ведровика, как бы насобачить его световой фильтр на свои глаза и узреть весь ужас, которым живёт его скукоженная душа.

Ну ты только не подумай, что я хочу воздвигнуть в твоём сознании жалость к нам, ведровикам, ни в коем случае! Ведровикам ни жалость, ни сочувствие не нужны, ведровики сами и пожалеют, и посочувствуют. Просто захотелось, понимаешь, покумекать с понимающим человеком за жизнь, о ведрах... Ведра ведь, ты пойми, самые разные бывают! Бывают ведра пищевые или технические - это классификация по назначению. Бывают овальные, квадратные - классификация по форме. Бывают ведра из различных материалов - полиэтиленовые, полипропиленовые...

Друг! Ты куда?!

17 сентября, 2009

Тебе - про дерьмо

бывает, мне приходит в голову - а что, может, взять и стать мужской проституткой! и протест тебе, и опыт как-никак новый, и сублимация суицидальности, и какое-никакое самоутвеждение - мне ж не 18, это в 18 проституция - сплошное унижение...

но потом так становится лень!

а вот знаешь, люди, которые ищут что-то постоянно или творческие люди, что одно и то же, по сути, им нужна какая-то трагедия в жизни, хотя бы маленькая. они стремятся не завершать совершенство своей жизни, боятся его. то есть, если тебе 18, ты можешь себе позволить мечтать об идеальной жизни, а когда уже больше - то идеал - это как похороны, конец всего. идеал он только и нужен, чтоб об него греться, как у костра в тёмном, сыром лесу.

но нет, на самом деле, каждому припасена спасительная ниточка-тростиночка - чем больше тебе лет, тем больше прав скорбеть о бездарно прожитой юности (юность тем и отличается, что бездарно проживается). это выручает, конечно... но всё равно - что есть у всех, то не совсем в счёт...

вот представь, допустим, ты - поэт-песенник, скульптор и ещё какое-нибудь творческое дерьмо. и ты берёшь в руки книжку, листаешь биографию какого-нибудь именитого мертвеца и думаешь, давясь от зависти, еханый бабай, сколько страданий пережил-то, и боли, и гражданская война тебе и любовница повесилась, и опиум, и письма с угрозами от самого товарища Сталина, и, наконец, всё это закругляется вроде как лавровым венком - загадочным убийством-самоубийством...

закрываешь книжку, и думаешь, а что я?.. (это я не про себя лично - у меня-то с маленькими трагедиями никаких проблем нет! в этом отношении я здоров совершенно!) а что я-то?.. живу опарышем, без шага тупое серое довольство, без трагедий и даже без счастья... откуда черпать-то всё то, что жизнь составляет?..

и тут-то человек понимает, что надо в своей жизни что-то подпортить. избивает до полусмерти жену, детей, если хватает смелости, - ну, не на героин же садиться, правильно?! (если потрусливей, то просто спивается потихоньку.) или вступает в радикальную политическую партию и голосит безумные лозунги, самовольно прикованный наручниками к фонарному столбу. участвует в оргиях, вступает в садомазоклуб, разрушает пару крепких семей, валяется упитый вусмерть в канаве с замызганным членом, вывалившемся из ширинки... и это продолжается пока хватает здоровья.

когда здоровье кончается, человек начинает подводить итоги. к его радости оказывается, что в жизни было полно дерьма и что он сам сплошное дерьмо. всего этого хватило не только на годы активности, но и на теперь - старость; а теперь всю срань можно переплавлять и в рассказы о буйной молодости, и в долгие часы немого раскаянья на летней веранде с сигаретой в чёрных зубах, и даже в старческую эпилептическую религиозность...

жизнь удалась, если в ней достаточно дерьма!

была и любовь! конечно, была. были и отчаянно смелые, бескорыстные прыжки в костёр вечно-бесконечного добра и красоты, конечно...

всё было.

22 сентября 2009 г.

Любовь с парнем

С самого начала брак с Татьяной был скорее прикрытием, нежели собственно браком, и в какой-то момент отношений не стало совсем. Владимира просто тошнило от этой простодушной, круглой бабы. Да и Татьяна больше не могла терпеть связи с вечно напряжённым, лысеющим гомосексуалистом.

Пробыв несколько месяцев в полном одиночестве, лишившись даже скучного тепла в постели, Владимир понял, что больше так жить не может.

Его сексуальное желание преображалось то в неопределённую раздраженность, мешающую сосредоточиться на работе, то выплёскивалось в самых неожиданных направлениях, угрожая его карьере. Стали ходить толки о его сердечной привязанности к собаке-лабрадору, а однажды ему так приглянулся один незнакомый мальчик, что он не удержался и публично поцеловал его в живот. Сразу же накинулась пресса - пришлось объясняться - назвать свой порыв ничего не значащим жестом…

А потом он нашёл Диму. Туповатого, с прооперированной косолапостью, но зато на редкость маленького (высоких Владимир не любил), неплохо сложенного (с тяжёлоатлетическим прошлым), к тому же с хорошим музыкальным вкусом.

С Димой Владимир был знаком многие годы, но раньше не воспринимал его как парня. И как это часто бывает, всё перевернулось в один миг.

Встретив однажды Диму в служебном коридоре, он поймал на себе его взгляд, полный восхищения – страстного, зовущего, страдающего... Они остановились, как будто чтобы поздороваться, но не могли промолвить ни слова. Сердце Владимира заскакало, как бешенное, и на секунду показалось, что гул его отдаётся эхом.

Нет, это не эхо, понял Владимир, это стук – стук сердца парня!

Внезапным скачком присев на колени, Владимир освободил от рубашки Димин живот и вцепился в него своими горячими губами…

Дима не сопротивлялся. Его рука легла на голову Владимира, а рот изверг громкий, всхлипывающий стон.

Об этом знаменитом «жесте» надо сказать отдельно. Поцелуй в живот в сочетании с особого рода силовым захватом впадинки между ягодиц – приём, который Владимир отработал ещё в юности, в душевой спортивной секции. После такого даже самый убеждённый гетеросексуал впадает в настоящее гомоэротическое безумство… А дальше - дело техники: несколько силовых приёмов дзюдо, и парень, ощутив вместе с гормональным взрывом всеобъемлющую власть над собой, превращается в ласкового и послушного котёнка…

А Дима был удивительным! Нежный взгляд его огромных детских глаз, невинные взмахи ресниц, манера двигаться - неуверенная, как будто скованная чем-то (последствия операции на косолапость), сквозящая незащищенностью и потребностью в старшем наставнике, вызывали у Владимира давно позабытое чувство безграничной нежности, а по ночам – настоящую бурю страсти.

Так постель Владимира вновь наполнилась теплом и запахом родного человека, а в его сердце вошла долгожданная любовь - любовь с парнем.

15 августа 2009 г.

Кабинет кала и мочи в 5-ти частях

Действующие лица:

Иван Прокофьевич – профессор
Лидия Васильевна – зав. мочой
Собака в Очках – инопланетная собака о двух ногах, демиург кабинета анализа мочи и говна
Галька – лаборант, аспирантка
Сашка Ебатый – лаборант после Гальки, студент-микробиолог
Вика – лаборант после Сашки Ебатого, неполноценная
Парень с рваном пальто – кандидат в лаборанты
Толстая девочка – последний лаборант, укроп и беспризорница
Дама в шляпе и Мужчина в куртке

Автопортрет с куклой

Автопортрет с куклой

2008 год

Моё стихотворение в моём же исполнении "Одиноко, бессмысленно, неуютно"

О видеоролике
Текст стихотворения я уже выкладывал. Теперь очередь за видео. Музыкальным треком послужил фрагмент эстрадной песни "Часики" (автор - Виктор Дробыш) в аранжировке российской панк-группы "Наив". Фрагмент пущен по кругу с помощью одной из программ для обработки аудиофайлов...

Бег калечит и убивает! Скажи "нет" марафону!

марафон убиваетЕщё одно сообщение о смерти марафонцев.

Трое идиотов, страдающих патологическим пристрастием к запредельным кроссам, сдохли, не добежав до финиша. Среди них – Джон Фенлон, молодой человек 26-ти лет, который отбросил копыта, не пробежав и половину дистанции...

Бег на большие дистанции, как известно, противоестествен. Человеку, как биологическому виду, свойственны долгие пешие переходы, но никак не бег – мы не лошади и не антилопы, хотя даже и эти копытные животные не истязают своё тело столь продолжительным бегом!

Полагаю, что пристрастие к такому виду извращения должно быть признано, как минимум, болезнью! Государство должно вмешаться и спасти общество от этого кошмара, разъедающего тело людей изнутри!

Пропаганда бега на большие дистанции должна быть законодательно запрещена.

Спасём наших детей!

По всей стране необходимо создать комитеты обеспокоенных граждан (матерей, отцов, ответственных людей), которые будут следить, чтобы извращенцы не распространяли чуму марафона среди населения, в том числе среди наших детей. Необходимо организовать раздачу листовок модного дизайна с призывами сказать "НЕТ" марафону. Листовки должны быть проиллюстрированы страшными историями людей, которые искалечили свои жизни марафоном. Также и лёгкая атлетика должна попасть под запрет, ведь множество людей начинает с пробежек по утрам, а заканчивает кошмаром марафона!

Напомню, что это не первый случай смерти или увечья марафонцев. Так, в 2007 году во время Чикагского марафона 350 бегунов-извращенцев попали в больницу, один из них скончался в связи со своим патологическим увлечением. Всего участвовало в марафоне – 36000 человек! Такой размах этой социальной болезни не может не настораживать людей, обеспокоенных будущим человечества, в частности, детей и подростков, которым из года в год старые, закоренелые марафономаны прививают свой пагубный, извращённый образ жизни.

Коля Герасимов из фильма "Гостья из будущего" умер молодым. Оказывается

Далёко, конечно, прекрасно, а вот Коля Герасимов умер молодым. Сгорел в бане в 1996 году трагически...

Колю звали Алексеем Фомкиным, и жизнь его после "Гостьи из будущего" пошла под откос - армия, выпивка, наркотики и, наконец, брак. В возрасте 26-ти лет Коля по пьяни сгорел в бане. Так сообщают источники.

А недавно его убогую могилку подновили. Но всё равно вышла хуйня, а не могила:


Раньше - слева, сейчас - справа.

Вот вам ещё один повод запретить бани (вместе с бегом, убивающим людей по всему миру, включая детей). Скольких загубила эта порочная русская забава?..

А робот Вертер, оказывается, в конце концов, пошёл в услужение Сатане.

Вот чем обернулась светлая детская сказка!

Одиночный пикет в постели

Нет, это не то, что вы подумали!

А что вы подумали?!...

Одиночный пикет - это единственная форма протеста, которую не имеет права пресечь милиция при условии, что ваши требования не нарушают закон. А постель - это то место, где она точно не может пресечь одиночный пикет, даже если ваши требования "идут в разрез"...

Так вот, сегодняшним утром я провёл одиночный пикет в собственной постели, высказав политическую поддержку иранской оппозиции и заклеймив президента Медведева.

О диджеях

Уважаемые товарищи диджеи! Вместо того, чтобы в очередной раз присовывать "Прекрасному далёку", "Лесному оленю" и чему ещё вы там любите присовывать, заместо этого обратите-ка своё драгоценное внимание на трек "Medvedev shame on you! Iran, Iran, Iran!!!" Ибо эта музыка рвёт!

О хористах

А знаете, почему у российских хористов нет отдельного профсоюза? Потому что если профсоюз хористов выведет хотя бы 1000 своих членов, то власть будет смещена!

Введите в поиск Гугла "профсоюз хористов россии" и вам предложат посмотреть профсоюз юристов. И это потому, что хористов власти России намеренно разбавляют всяким безголосым и неорганизованным творческим элементом.

Medvedev shame on you! Iran, Iran, Iran!!!

сон #13/11/2009 - алкогольный лунатизм, кражи в бессознательном состоянии

Мне приснился сон только что (я на кухне прилёг и вырубился на час). Не кошмар, но это тёмный сон.


Я еду в ночном питерском метро, пьяный и жутко сонный. Засыпать нельзя - я должен сойти на определённой станции и перейти на другую ветку. Но у меня всё кружится перед глазами, я встаю и сажусь, меня шатает, я боюсь, что меня заберёт милиция. Рядом несколько пассажиров, но они делают вид, что меня не замечают. На миг я прикрываю глаза.

Открыв глаза, я вижу, что в вагоне пусто - только одна спящая женщина, а поезд едет явно загородом. Я смотрю на время 13:40 - то есть, с ночи прошло много часов! Я уехал куда-то в Ленобласть или подальше. Схожу на первой остановке - станция Соколовская [такой нет в окрестностях Питера - зацепка для анализа!] Спящая женщина просыпается - она тоже проспала, но ещё не соображает и едет дальше. Откуда-то я знаю, что ещё несколько проспавших дружно сошли станцией раньше.

Я иду вдоль рельсов, погода по-питерски летняя, солнечно. В руках - какие-то вещи, рюкзак, я начинаю проверять не забыл ли я что в поезде, не потерял ли что, пока был пьяным. Всё на месте вроде. Прихожу на следующую станцию. Встречаю здесь каких-то ребят-туристов, которые заняли совершенно всю платформу своим лагерем - спальниками, палатками, рюкзаками - они беспокоются, что я могу что-то украсть и просят отойти от станции.

В итоге я всё-таки сажусь в поезд и еду обратно, в сторону Питера. Знакомлюсь с какими-то людьми, беседую с ними, хочу достать свой мобильник из рюкзака, как вдруг нащупываю, что мобильников-то два! Нет - три! Четыре! Я понимаю, что я не совсем спал этой ночью - я был настолько пьян, что впал в беспамятство [такое регулярно стало происходит в реальной жизни] и делал неизвестно что - например, я обворовал несколько людей! Я пытаюсь вспомнить, что же было, но не могу. Ухожу в туалет, чтобы отключить мобильники и выкинуть сим-карты - меня могут запеленговать или, по-крайней мере, просто позвонить и тогда всё вскроется!

Я - в туалете, поезд трясёт, пальцы не слушаются. Кто-то ждёт, когда я выйду, а я выбросил только одну сим-карту. Пока я достаю мобильники, обнаруживается, что в рюкзаке есть ещё много мелких чужих вещей - карандаши и ручки. Я - в шоке. Не закончив дело, я выхожу из туалета. Мимо меня в туалет прорывается один мой друг N. Он говорит, что не может терпеть, что у него жуткое расстройство желудка. Друг N закрывается, а я, не отходя далеко от двери туалета, пытаюсь вынуть вторую симкарту. Дверь открывается, и оттуда выходит широко улыбающийся друг N и говорит, что он пришёл сюда не потому что он хочет в туалет - это был просто повод - он хочет со мной секса. Его лицо сияет, и друг N становится похож на Себастьяна, героя Райана Филиппа в фильме "Жестокие игры".


Проанализировал сон по ассоциациям сразу после того, как проснулся. Основной вывод - сильный страх перед будущим, который только частично осознан, а также чувство вины за что-то, что образовалось при последнем алколунатизме [на следующий день после того, я был подавлен и мне было очень стыдно, но я не понимал, в чём проблема].
Как воспитать идеальную шлюху – фильм "Жестокие игры" (Cruel Intentions)

Себастьян и КэтринФильм про двух очаровательных моральных уродов - сводных брата и сестру, и их низменных интригах. Фильм вполне себе молодёжный, но этим себя не исчерпывает: "Жестокие игры" ещё и психологическое кино, не выцветшее за 10 лет существования.

Себастьян и Кэтрин (Райан Филипп и Сара Мишель Геллар)

Они, мальчик Себастьян и его подоношная сестрица Кэтрин, - дети богатых родителей, пресыщенные, равнодушные, одинокие и злые. Ничем не лучше окружающие их взрослые люди, респектабельные представители слоя нью-йоркских богатеев, скрывающие своё гнилое нутро под маской благочестия и добрых намерений.

Себастьян и Кэтрин развлекаются тем, что разбивают чужие сердца и мстят, - что-то такое мелкое и глупое, но вполне правдивое, а также остроумное, поэтому смотреть кино очень увлекательно... И всё б ничего, каб не встретил Себатьян убеждённую девственницу, опубликовавшую даже на эту тему манифест в журнале...

Кто кого попортит? - как бы спрашивает себя зритель.

Как бы прикольное кино!

Фильм про дебилов - "Внутри себя я танцую"

Не рассчитывайте увидеть в фильме "Внутри себя я танцую" лица такие же счастливые и адекватные, как на постере справа. Этот кадр вообще не из фильма, а откуда-то ещё - может после съёмки на память сфоткались?..

В приюте для дебилов появляется злобливый бунтарь-полудебил. Это - 20-летний Рори, парень, который умеет говорить и шевелить пальцем. Вскоре он сходится с обычным дебилом - главным героем - кривляющимся уродцем Майклом, поражённым церебральным параличом и тупостью. Весь фильм он будет мычать - и это будет очень тяжело слушать, готовьтесь. А Рори будет его клоунаду переводить и всем грубить направо и налево.

Основное достоинство фильма "Внутри себя танцую" - это то, что он про дебилов. Беспроигрышно! Ведь найдётся куча малохольных, которым лишь бы про дебилов, чтоб сердце сжалось: "ах, бедненькие, ах, как же мы не ценим нашу полноценную жизнь!" И им покажется, что идея фильма так глубока и свежа! Эти твари затем будут пиздеть в сети, что фильм - светлый.

Не жди света, человек! Узревший здесь свет, видит не что иное, как искрящуюся, патологическую жалость в своём волосатопиздном сердце.

Туповатый, депрессивный, полный шаблонов фильм, способный поразить разве что собственно дебилов.

Квантовый юмор. Теория большого взрыва

Не могу не выразить своё восхищение - просто не удержать в себе...

Теория большого взрыва...

(Именно так выражают максимум одобрения - без эпитетов, без метафор, просто написав имя и многоточие. Ибо слов, действительно, нет.)

Шелдон и ЛеонардТеория большого взрыва - юмористический сериал о компании учёных, в чей мир случайно вклинивается простая девушка по имени Пэнни, новая соседка парочки талантливых физиков. Девушка не дура, но от мира науки далека совершенно, тогда как её соседи (Леонард и Шелдон, на фото) и их друзья настолько же далеки от повседневной жизни, и обитают в мире квантовой физики, комиксов и видеоигр. На стыке этих двух миров и разворачиваются действия сериала "Теория большого взрыва".

"Теория большого взрыва" имеет одно большое преимущество - несмотря на то, что герои - большие чудаки и оригиналы, в них влюбляешься. Это не Доктор Хаус, любопытный, но в конечном счёте, тяжёлый и мерзкий тип, не персонажи "Остаться в живых", интересные, но настолько не логичные, что начинаешь желать им страшной смерти... Леонард, Шелдон, Воловиц, Радж и, конечно, Пэнни, а также все, кто время от времени возникает (чего стоит одна мама Леонарда!) - всё притягивают к себе тёплые чувства.

Особое удовольствие доставляет язык и логика, которыми пользуются персонажи - и конечно, лидером тут можно назвать Шелдона. Их "квантовый язык" (и "квантовый юмор", как его проявление) целяет так, что невольно начинаешь на нём говорить, ведь он часто высвечивает истинную суть жизни - её абсурд, условность, бесконечную субъективность.

В общем, сериал - клёвый! Смотрите обязательно! Такое нельзя пропустить!

Гуманист и тоталитарный нарцисс

Нашёл прикольный научный тест "Тест Сонди онлайн" - да, да, бесплатный (в наше тяжёлое время в это трудно поверить)! - мамой клянусь!

Результате теста довольно совпадают с моими представлениями о самом себе. Надо зарегаться - очень просто. Тестироваться незапарно - там портреты людей и надо выбирать самых симпатичных и самых несимпатичных. Подборка портретов довольно впечатляет, так как иногда теряешься кого выбрать - все такие страшные! Видите неприятного типа справа? Что, показалось, что он вполне ничего?! Да вы больны, читатель! :)

Для тех кому интересно, кто я такой, и для тех, кому интересно, что будет в конце теста Сонди - вот мой результат - из него следует, например, что я гуманист и тоталитарный нарцисс! Чудно!

-----------
Тест Сонди онлайнВектор S. Сексуальное влечение.
Подавление эротической потребности. Стремление к идеальной любви к человечеству в умеренном выражении. Склонность к самопожертвованию и любовь к человечеству, гуманистичность. В ряде случаев - женственная пассивность. Возможны также пассивно-мазохистические тенденции в гомо- или гетеро-сексуальной связи.

Вектор Sch. "Я"-влечение.
Личность не только испытывает потребность быть всем, но стремится также и иметь все. Это инфантильное, нарциссическое состояние.Перед нами человек, который хочет быть всем и иметь все, т.е. стремящийся ко всемогуществу и с тотальным нарциссизмом. Такие типологические варианты встречаются среди лиц "духовных" профессий (учитель, профессор, психолог, психиатр), особенно среди женщин. В сексуальной патологии это прототипический, первичный гермафродитизм. Стремление к материальным благам, к профессиональному знанию и техническому умению. Включение, присоединение, стремление к обладанию, реализующееся через заинтересованность. Собственнические тенденции к объекту привязанности. Самосовершенствование,реализуемое только за счет расширения круга интересов. Самоограничение в антисоциальных тенденциях. Реакция, которая означает: 1. Двойное существование, возможно - эротоманию. 2. Одержимость любовью, бисексуальность. 3. Тенденция быть всем, мания величия. Функционально расширение Я реализуется посредством того, что бессознательные потребности с двумя полярными влечениями могут без сопротивления занять главенствующее место в сознании вплоть до признаков одержимости. При этом Я не воспринимает противоположных тенденций, проникающих в сознание. Одержимое Я "полагает", что оно синхронно может быть матерью и ребенком, мужем и женой, животным и человеком, богом и рабом, ангелом и сатаной. Состояние, когда Я разрешает непереносимые для него противоречия тем, что просто не воспринимает противоречия.

Вектор P. Пароксизмальное влечение.
Умеренная направленность на справедливость, терпимость, добро и совестливость в отношениях с окружающими. Мягкость и женственность характера.Скрытая повышенная страсть к самодемонстрации, поиски признания, которые могут раскрыться сразу или постепенно.

Вектор C. Контактное влечение.
"Не-поиск" нового объекта и "не-прилипание" к старому партнеру, спад аффилиативной потребности. Несмотря на отделение от объекта привязанности, присутствует стремление к "цеплянию" к нему чаще в виде страсти.

Бесплатный тест на тип личности можно пройти здесь.

Зубам холодно

Не знаю, как дела обстоят в других регионах России, а у нас на Северо-западе морозы затянулись.

«У природы нет плохой погоды, каждая погода благодать» - кажется так поётся в песне. В некотором смысле так. Зимний Питер, пока слякотно, то есть всегда, довольно сер и грязен. С пришествием морозов, особенно когда снежком посыплет, в городе воцаряется белизна. А потом, в морозы солнышко светит — его как раз больше всего и не хватает.

А ещё говорят, нет плохой погоды, есть плохая одежда… А вот это не совсем так. Если промерзает нижняя губа и зубам холодно, тут уж такую погоду никак не назовёшь хорошей. Люди в такой мороз бегают не только потому, что занимаются спортом (есть и такие отчаянные!), но и оттого, что чувствуют подползающую к их пальцам ног или рук смерть.

Вчера я видел девушку в шубке. Она бежала, вроде улыбаясь, но как-то криво, казалось, улыбка её сохраняется по инерции — боль уже успела сбить все посторонние ощущения — неловкости, оригинальности ситуации (бежит галопом вся такая в шубе и макияже), адреналина…

В общем, есть свои плюсы, есть свои минусы у этих морозов, которые так задержались на Северо-западе. Но я, как человек, имеющий возможность не выходит из дома, в общем-то такой погодке рад. Сил больше - это благодаря солнцу. Залезут в квартиру солнечные лучи, и жить хочется.

Рассказ о цапле и парне

В долине Посиневших от Пьянства Деревьев проживала серая цапля по кличке Джек, служившая в должности лейтенанта одному парню. В четверг она получила задание – разведать залежи киви в горах. В тех горах повсюду разместились фашистские пещеры со съестными припасами, и парень рассчитывал найти там консервированные киви.

Цапля не стала перечить (хотя веская причина для этого была) и улетела на задание. И больше, конечно, никогда не вернулась, так как по дороге умерла от рака прямой кишки прямо в полёте. Так сложилось наследственно – каждый из её предков, если отправлялся за киви, умирал от той или иной болезни (они все, рано или поздно, отправлялись). А парень этого не знал. А цапля сама знала, но ей было как-то всё равно, потому что она чувствовала бесцельность.

Несмотря на это, пошёл дождь. В его воде проявился неоновый отсвет. Это заметил вышедший за дровами парень. Он достал из кармана лупу и, присев, рассмотрел капли. Не теряя времени, он срезал ивовый прутик и стал яростно отбиваться от дождя. Он так перенапрягся, что губы его округлились и через них поползла разваристая гречневая каша. Из кустов вышел незнакомец и стал снимать на видео, но парню было всё равно, даже чуть-чуть приятно.

Бой был окончен далеко за полночь (незнакомец с видеокамерой не дождался конца, раззевался и ушёл в клуб «Прометей»). Парень настолько истощился, что упал на землю без сознания.

Очнувшись, он обнаружил репейник на своих яичках, густо поросших чёрными волосами. И здесь случилась очень крепкая внезапность - какая-то сила грубовато выхватила парня из обычной реальности и приземлила его в самую гущу волосни в соотношении размеров 1 к 1000. Тут его и сразила фашистская сабля. Голова парня упала на липкую кожу и без промедления разрослась до размеров репейника.

Парень вернулся домой весь усталый и с лицом, обтянутым кожей яиц. Первым делом он включил красный граммофон, ведь запах горящей резины успокаивал его наикрепчайшим образом. Заиграло.

Пока парень отдыхал на диване, в проёме окна показалась фигура в клобуке с видеокамерой. Краем глаз парень заметил, что его снимают, но не стал себя выдавать. Он достал книгу и стал читать. На самом-то деле он держал книгу вверх ногами, как бы скрыто насмехаясь над человеком с видеокамерой. Парень едва сдерживал смех. Однако, через час он обнаружил, что за окном никого нет. Парень вздохнул и тревожно посмотрел на часы – он ожидал возвращения лейтенанта.

Не дождавшись цаплю, он пошёл спать. Он снял с лица кожу яиц, почистил зубы и отправился на второй этаж. Но злость на задерживающего лейтенанта не позволяла ему расслабиться. Поэтому парень встал и в одних трусах пошёл в горы. Его тело было довольно упругим, а в руках – свеча, горящая зелёноватым огнём. На полпути он нашёл мёртвую цаплю, и ему стало очень тяжело. Собрав волю в кулак, он расставил руки и побежал вниз по изумрудному холму. В какой-то момент ему удалось удачно подпрыгнуть и он полетел.

Это был самый грустный полёт. Парень плакал прямо в воздухе, однако, холод в конце концов заставил его успокоиться и повернуть в сторону дома.